Ровесник «Крыльев», или Уроки Геннадия Агуреева

Ровесник «Крыльев Советов», которые в этом году отмечают своё 80-летие. Коренной самарец. Спасённый футболом от подростковых банд послевоенного Куйбышева. Подранок. Сын гибельной войны, отнявшей у него отца, но не сумевшей отобрать у него детства и врожденного чувства счастья. Озорной, добрый и обаятельный человек. Спокойный и сильный. Бесконфликтный и гордый. Удивительно простой и мудрый. Не доносивший и не предававший. Улыбающийся и неуступчивый. Невысокий вратарь, бесстрашно защищавший ворота, умеющий летать и обретший «Крылья». Он бросался в ноги нападающим всегда только лицом и руками вперёд. Он тренировал свои кошачьи прыжки на асфальте и слыл одним из лучших голкиперов в стране по отражению ударов с пенальти. У него одна любовь и одна школа на всю жизнь. И боялся он лишь одного — просить. Учитель, любящий своих учеников памятью и душой погибшего отца.

Будущий вратарь «Крыльев Советов», прославившийся стремительными и отчаянными бросками в ноги лучшим нападающим Советского Союза и невероятной для того времени игрой далеко за пределами штрафной площади, родился 10 февраля 1942 года в Куйбышеве. Меньше чем за три месяца до дня рождения куйбышевских «Крыльев Советов».

Его отец Иван Агуреев, уроженец села Епифановка Ульяновской области, познакомился с матерью Антониной, работницей куйбышевского хлебного завода, чьи родители жили в селе Большая Рязань, за три месяца до начала страшной войны. Родители Геннадия даже не успели расписаться. Иван Агуреев так никогда и не увидел своего сына. В начале 1942 года он погиб под Смоленском. Ему было 33 года. Мама Гены еще 15 лет ждала и верила, что её Иван вернётся.

Как вспоминал Геннадий Агуреев, жил он вместе с мамой в коммунальной квартире на Полевой напротив Дома сельского хозяйства. Там, где сейчас находится «Макдональдс». Всё время голодный, одежды не хватало… Безотцовщина. Подростковые банды, которые подчинялись уголовникам.

Уличная преступность, воровство, поножовщина. Защищать себя и драться он научился ещё до школы. Вместе с товарищами продавал картофельные очистки, чтобы купить велосипед – единственный на весь двор. До сих пор помнит он безногих и безруких фронтовиков-инвалидов и необычайно ароматную махровую сирень в соседнем дворе.

Пятилетнего малыша-крепыша ставили в ворота в дворовых, а потом и в межуличных футбольных баталиях. Играл он бесстрашно и отчаянно. Так же, как и дрался. По его словам, вырвал его из криминального детства школьный учитель физкультуры, фронтовик-разведчик Анатолий Петрович Архангельский, во многом заменивший ему отца. «С лёгкой руки Анатолия Петровича я стал вратарем школьной команды, а потом меня заметили и включили в состав юношеской сборной сначала города, а потом и РСФСР», — всегда подчеркивает заслуженный ветеран «Крыльев».

Талантливый мальчишка занимался волейболом, баскетболом, легкой атлетикой… Но любил до беспамятства только футбол. Увидев в 1949 году в журнале «Огонёк» репродукцию картины Сергея Григорьева «Вратарь», он как будто посмотрел со стороны на самого себя. Эта картинка висела у него над кроватью, а сам он – весь в ссадинах и болячках — перед играми всегда заматывал бинтом правое колено…

Впервые поставленный «на ворота» во время дворовых поединков старшими ребятами Гена больше никогда не изменял своему призванию. К десяти годам он уже был героем пустыря, где позже построили новые корпуса больницы имени Пирогова, а тогда игрались нешуточные футбольные матчи между улицами и районами. Бесстрашие Гены, его полёты и броски в ноги атакующим обезоруживали, поражали своим отчаянием, вызывали восхищение у блатноватых соперников.

Первой официальной командой Агуреева стал куйбышевский «Спартак», где его опекал знаменитый куйбышевский тренер Игорь Серов. Первоначально мальчишки тренировались на танцевальной площадке в Струковском саду. Уже в первых матчах Геннадий поражал тренера не только исключительной смелостью, прыгучестью и реакцией, но и удивительными для того времени желанием и умением играть далеко за пределами штрафной площади. Он не только обладал хорошим первым пасом, но и не стеснялся идти в обводку. Юный вратарь часами играл в футбол и тренировал прыжки. И, вполне достойно учась в школе, успевал постоянно впитывать в себя атмосферу большого футбола, стараясь не пропускать ни одного домашнего матча «Крыльев Советов» на стадионах «Динамо» и «Локомотив». Его кумирами были легендарный куйбышевец Владимир Корнилов и, конечно, Лев Яшин. Чуть позже Корнилов будет лично передавать ему свои навыки на куйбышевском стадионе «Заря», а самый знаменитый вратарь мира великодушно похвалит его после того, как он не позволит форвардам московского «Динамо» распечатать ворота «Крыльев». Агуреев до сих пор в подробных деталях помнит, как забивал Льву Яшину с пенальти на стадионе «Динамо» капитан куйбышевской команды Виктор Ворошилов.

Однако до того как стать любимцем болельщиков родных «Крыльев», Агуреев сначала прошёл школу куйбышевской «Зари» у Геннадия Никульцева и стал четырёхкратным чемпионом города. А потом отправился на поезде в Уфу, где через несколько часов после приезда дебютировал в чемпионате СССР в классе «Б»…

Но перед тем как уехать в Уфу, Гена совершил ещё несколько поразительных поступков. В 15 лет он перевёлся в вечернюю школу и поступил на механический завод, чтобы «помогать матери кормить семью». Работал токарем, шлифовальщиком, плетельщиком тросов. Видя, как трудится всю жизнь мама, он иначе не мог. Было стыдно. А чуть позже он влюбился. И этой любви остался верен на всю свою жизнь…

В 1959 году к Гене пришли по-настоящему серьёзные футбольные успехи. В составе сборной школьников Куйбышевской области он становится чемпионом РСФСР в Воронеже и уже в составе республиканской сборной удостаивается пятого места на всесоюзной Спартакиаде.

В 1960 году он проводит один матч на скамейке дублеров «Крыльев». Но в родную команду, куда он так страстно стремился, его сразу не взяли. И ученик крыльевской легенды Владимира Корнилова, который занимался с талантливым мальчишкой на «Заре», поехал в уфимский «Строитель».

Так 15 мая 1961 года он стал первым вратарём команды класса «Б». Команды, которую тренировал легендарный куйбышевский форвард, а впоследствии ближайший помощник Константина Бескова Федор Новиков, и в которой играли сразу несколько воспитанников куйбышевского футбола. Агуреев быстро полюбился уфимской торсиде, едва не выведя «Строитель» в класс «А» в 1964 году.

Голкипер c ростом 179 сантиметров внешне больше напоминал компактного Алексея Хомича, но всех вратарей сравнивали тогда со Львом Яшиным. Местные мальчишки смотрели на Агуреева, как на маленького волшебника в больших воротах. Один из них, Виктор Развеев, до сих пор вспоминает, как подавал ему мячи из-за ворот.

Осенью 1964 года Виктор Карпов посылает своего друга и помощника Ивана Ширяева убедиться в подвигах Агуреева лично и вернуть его в Куйбышев. В «Крылья». Где играли, как воспринимал их когда-то мальчишка Генка Агуреев, «небожители» Альфред Федоров, Николай Осянин, Анатолий Жуков, Александр Соколов, Геннадий Сарычев, Геннадий Сахаров. Но и его друзья и партнёры по юношескому футболу — Женя Гецко, Юра Капсин, Боря Кох, Гена Бобылев. 1 июня 1965 года «Крылья Советов» (Куйбышев) обыграли в одной восьмой розыгрыша Кубка СССР тернопольский «Авангард» со счётом 2:1. На 70-ой минуте матча травмированного Александра Соколова сменил дебютант Агуреев и в концовке встречи пару раз спас свою команду, сохранив победный счёт. В чемпионате СССР Первой группы класса «А» Геннадий дебютировал 26 июня 1965 года в Тбилиси, когда уже на 7-ой минуте поле покинул так и не оправившийся от рецидива старой травмы Соколов. «Крылья» уступили 0:2, но Гена сделал всё, чтобы куйбышевцы ушли от разгрома и несколько раз по-настоящему выручил команду.

А первый раз в стартовом составе Агуреев вышел на поле стадиона имени Кирова в Ленинграде 30 июня 1965 года. И стал героем матча с «Зенитом» (1:1), отразив пенальти. Как признавался Геннадий Иванович, отбивая удары с 11-метровой отметки, он следовал совету Яшина: вставал не по центру ворот, а как бы теряя позицию и открывая один из углов. Как правило, туда и били пенальтисты – но туда прыгал и Агуреев. Причём, прыгал не наугад, а по удару. И когда знавшие его хитрость форварды отправляли мяч в противоположный угол – Геннадий без труда реагировал и отражал мяч порой даже без прыжка.

По итогам сезона 1965 года 23-летний вратарь Геннадий Агуреев вошёл в десятку лучших дебютантов высшего дивизиона советского футбола и в тройку лучших молодых вратарей вместе с «армейцем» Львом Кудасовым и московским «динамовцем» Александром Ракитским.

Жесткий и непримиримый Виктор Иванович Карпов оценил характер бесстрашного молодого кипера, который поражал тренера прыжками в ноги нападающим и без всяких жалоб тренировал броски на асфальтовой площадке, надев для подстраховки старенькую фуфайку…

У Агуреева была своеобразная техника приёма мяча «под себя». Играя на выходах, он почти всегда ловил мяч «намертво», лишь в исключительных случаях отбивал его кулаком. Он и в высшем дивизионе советского футбола нередко действовал, как последний защитник. И никого не боялся, под аплодисменты болельщиков выигрывая верховые дуэли у чемпиона Европы, ростовчанина Виктора Понедельника. Его откровенно били в корпус, в живот и под рёбра. Киевлянин Йожеф Сабо едва не сломал ему плечо, а «спартаковец» Геннадий Логофет откровенно наступил бутсой на голову…

Возвращение в Куйбышев, в «Крылья» Геннадий Агуреев отметил свадьбой. Больше шести лет верный рыцарь доказывал свою искренность, преданность и любовь. И теперь у него двое сыновей, пять внуков и правнук. А еще Геннадий Агуреев и его избранница, первая красавица Самары, выпускница Куйбышевского мединститута Нина Филатова воспитали сына молочного брата Агуреева Володю. Брат от второго брака мамы Александр, неприкаянный, несчастный, спасавшийся от отчаяния с помощью наркотиков, рано умер. И в семье Агуреевых появился третий сын.

Вернувшись в Куйбышев и женившись, он даже забыл попросить у клуба жильё. Только через год Виктор Карпов решил поинтересоваться, где живёт его основной вратарь и добился, чтобы Агурееву выделили отдельную квартиру в новой «хрущевке». Это была первая и последняя забота руководства «Крыльев» о мастере спорта Геннадии Агурееве.

Через всю свою жизнь Агуреев пронёс и любовь. И дружбу с Геннадием Бобылевым и Евгением Гецко. Странный человек.

Будучи одним из самых надежных вратарей «Крыльев» в течение пяти чемпионатов, в первый же сезон дошедший до полуфинала Кубка СССР, сыграв почти три десятка матчей на ноль против выдающихся мастеров, Агуреев до сих пор вспоминает, как свой самый звёздный час, матч против великого московского «Торпедо».

Это было 18 августа 1965 года. Звёздное «Торпедо» рвалось к чемпионству и приехало в Куйбышев непременно побеждать. Но так и не сумело решить внезапную проблему по фамилии Агуреев. Выдающиеся мастера даже по меркам мирового футбола всякий раз хватались за голову после «сейвов» невысокого, реактивного голкипера, который брал всё, что летело в створ ворот после многочисленных ударов Валерия Воронина, Эдуарда Стрельцова, Валентина Иванова. А вдобавок прыжками в ноги нейтрализовал выходы один на один «Стрельца» и снимал все мячи после навесов и навалов соперников в концовке встречи. В итоге матч так и закончился со счётом 0:0…

Мастер спорта СССР, полуфиналист розыгрыша Кубка СССР 1965 года, заслуженный ветеран самарского клуба Геннадий Агуреев выступал за «Крылья Советов» (Куйбышев) с 1965-го по 1969 год. Он провёл за «Крылья» 92 матча (87 – в чемпионатах СССР и 5 – в Кубке страны), став символом куража и бесстрашия. Всего с 1961-го по 1971 год в чемпионатах страны (201) и Кубке СССР (9) он сыграл 210 матчей.

Лукавая добрая улыбка этого лучшего в истории куйбышевской команды по игре на выходах голкипера и непревзойденного специалиста по отражению пенальти выводила из себя ни одного коронованного форварда сборной СССР и вызывала восхищение ёрнических самарских болельщиков. Несмотря на постоянный риск и стыки, Агуреев долгое время обходился без катастрофических травм. Но человеческий распад и вылет «Крыльев» из Высшей лиги в 1969 году, после того, как из клуба в разгар сезона 4 июля после поражения от луганской «Зари» (1:3) ушёл Виктор Карпов, Геннадий Иванович переживал как личную драму и самую тяжелую сердечную травму. В 1970 году Агуреев вновь играет за уфимский «Строитель». Оставив куйбышевский плановый институт, он поступает в ленинградский филиал Института физкультуры имени Лесгафта. В 1971 году с радостью откликается на приглашение Альфреда Федорова и переходит в тольяттинское «Торпедо». Но в середине сезона получает тяжелейшую травму мениска и завершает карьеру вратаря.

1 сентября того же 1971 года Геннадий Иванович Агуреев стал учителем физической культуры в куйбышевской средней школе № 87. И полвека не менял места любимой, понятной, единственной своей работы.

Он никогда не изменял своему призванию, своей любви и своей дружбе. Он по-прежнему болеет только за «Крылья», презирает интриганов и аферистов от футбола. Не продается и не покупается. Не льстит и не подхалимничает. И до сих пор спасает ворота ветеранов родного клуба и не стесняется отражать в падении удары в «исторические ворота» Общественного музея самарского футбола. По-прежнему летает во сне, ловя неберущиеся мячи, поёт песни своего послевоенного детства и тренирует внуков и правнуков…

Он всё добрее и мудрее, он источает мир и свет —

Наш вечный Генка Агуреев — вратарь, учитель, домосед.

Послевоенный, первородный его позвал к себе футбол.

И в безотцовщине голодной он милосердие обрёл.

Вздыхали сладостно трибуны, ведь он на выходах был бог.

Прыгучий баловень фортуны, простой самарский педагог.

Переиграл он век жестокий, он страх душил, он боль скрывал.

Лицом бросаясь прямо в ноги, он в грязь лицом не ударял.

Кто там твердит: Скорей, скорее! Стреножьте буйных стрелок бег.

Наш юный Генка Агуреев — седой, как снег…

10 февраля 2022 года – ровеснику «Крыльев» Геннадию Ивановичу Агурееву исполняется 80 лет!

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.