Миссия Александра Головкина

Чемпион Советского Союза. Однофамилец знаменитого самарского купца. Первый вратарь куйбышевских «Крыльев Советов» в чемпионатах СССР. Брутальный спортсмен. Мощный, сильный.

Одни говорили, что он был похож на «сталинского сокола» Чкалова. Другие, наоборот, утверждали, что у него было аристократическое лицо, «продубленное» жестоким и яростным временем большого перелома и террора, испытаний, страданий и войны. С жесткой, смелой и заразительной улыбкой. И с такой же отчаянной, довоенной, авантюрной манерой игры. Страшный во время навесов, выбивающий мяч кулаком и ладонью к середине поля. Выбегающий далеко за пределы своей штрафной площади. Бросающийся в ноги форвардов и пугающий их стремительными, «звериными» кувырками.

Он бросал мяч рукой метров на шестьдесят-семьдесят, а с ноги мог навесить на чужую штрафную. Вылитый герой романа Льва Кассиля. Он в прямом смысле слова сыграл историческую роль для готовящихся в следующем году отметить своё 80-летие самарских-куйбышевских «Крыльев Советов». И в 1945 году, и в следующем 1946-ом, когда «Крылышки» благодаря ему и Дмитрию Синякову остались в элите советского футбола. И в 1948 году, когда решалось, какая из двух команд «Крыльев Советов», куйбышевская или московская, останется жить дальше… О нём сохранилось очень мало информации. Мне о нём рассказывали выдающийся полузащитник, капитан и тренер «Крыльев» Виктор Иванович Карпов и нападающий куйбышевской команды «первого призыва» Иван Дьяков.

Великий Карпов, даже вспоминая легендарного кипера, несколько робел, как будто тот вот-вот войдёт в комнату. Виктор Иванович пришёл в команду в 19 лет, и первым его встретил 34-летний ветеран, «гигант-человек», успевший ещё в 1938 году выиграть золотые медали чемпионата страны с московским «Спартаком».

«Серьёзный был человек, источавший какую-то богатырскую силу. Авторитетный. Мог он очень жестко и даже грубо пошутить, вдруг громко запеть какой-нибудь романс или народную песню. Потом резко замолчать, сосредоточиться, сконцентрироваться на себе. Говорили, что во время войны он служил в секретной разведке, ловил диверсантов в Москве. Но ходили и слухи, что у него были репрессированы то ли родители, то ли какие-то близкие родственники, и сам он несколько месяцев провёл в тюрьме. Отец мне говорил, что он дальний родственник самарского купца Константина Головкина, но Александр Ильич это отрицал, утверждал, что просто однофамилец. Дед его из крестьян Владимирской губернии, а отец – мастер-ремесленник из Гусь-Хрустального. Я сначала подумал, что это Антон Кандидов из знаменитого фильма «Вратарь республики». Его все очень уважали и побаивались. Сам он никого не боялся. Не боялся ошибиться. Шутил, я, мол, кончено, часовой, но футбол – это игра, великая, но игра. Его уверенность, сила передавались всем нам. Иногда он ошибался, но никогда не паниковал, не трусил. Мог броситься и свалить сразу нескольких нападающих и защитников. Он даже не кричал, а грозно рычал, и все его слушались. Защита у нас поначалу была не ахти, класса не хватало, и он нас в одиночку спасал много раз в самых важных матчах. Вот сейчас я бы его сравнил с вратарем сборной Парагвая Чилавертом и ещё с немцем Нойером. Только наш был не такой вальяжный, а реактивный, как самолёт. Женщины в него влюблялись, прямо косяками за ним ходили. Мог и закурить, и выпить, но никогда не был пьяным. Его очень ценил, как вратаря, как человека, Александр Кузьмич Абрамов», — вспоминал заслуженный тренер СССР, заслуженный мастер спорта СССР, патриарх куйбышевского футбола Виктор Карпов.

«Это был идеальный спортсмен, таких сейчас нет. У него внутри было какое-то горе, беда, но никто никогда не видел его слабым или испуганным. Когда ему было больно – он только смеялся и шутил. Щедрый был, всегда помогал деньгами, мог накормить. Таких сейчас не делают. Вылитый Чкалов. Рисковый. Но когда надо стоять насмерть – стоял насмерть. Техника у него диковинная была. Кувыркался, бросался, прыгал, мог последнего защитника сыграть. Никогда не юлил, не подхалимничал. Его начальство даже побаивалось, не решались ему критику говорить», — свидетельствовал о своём старшем товарище Иван Григорьевич Дьяков.

Александр Ильич Головкин родился 23 декабря 1913 года в городе Гусь-Хрустальный Владимирской губернии. В 1929 году дебютировал в первенстве Московской области за команду «Перово». Потом три года подряд защищал ворота московской команды «ЗиФ». В 1933-1934 годах вратарь и капитан команды «Динамо – Трудовая коммуна № 1» (Болшево), где играл вместе с будущим тренером московских и куйбышевских «Крыльев Советов» Александром Абрамовым под руководством Матвея Гольдина. Потом два сезона провёл в армейской команде «Дом Красной Армии БВО» (Смоленск), был вратарем сборной Минска. В 1937 году выступал за горьковское «Торпедо», откуда безоглядно смелого вратаря, берущего «мёртвые мячи», братья Старостины пригласили в столичный «Спартак».

В 1938 году Александр Головкин становится в составе непримиримого врага ежовско-бериевского московского «Динамо» и ворошиловского ЦДКА чемпионом Советского Союза. Его сменщиками были Владислав Жмельков и Александр Квасников. Тот самый Квасников, что 3 мая 1942 года стал первым вратарём куйбышевских «Крыльев Советов» — сборной авиационных предприятий города Куйбышева.

Головкин блестяще начал сезон 1938-года, отстояв на «сухую» в первых победных матчах спартаковцев против московского «Сталинца» (1:0), харьковского «Сельмаша» (2:0), ленинградского «Сталинца» (4:0), сталинского «Стахановца» (5:0) и харьковского «Спартака» (5:0). После чемпионского сезона Александра Головкина переводят в главную команду всесоюзного профсоюза авиационной промышленности «Крылья Советов» (Москва). По неофициальной и уже навсегда непроверенной информации, Головкин отказался давать обвинительные показания на Николая Старостина и даже подрался со следователем…

В 1939 и 1940 годах Головкин – основной вратарь московских «Крыльев», одним из тренеров которых являлся его старинный друг Абрамов. В чемпионате СССР 1941 года, который был оборван Великой Отечественной войной, Александр Головкин выступал за команду «Профсоюзы 1», образованную в ходе слияния профсоюзных московских клубов «Торпедо», «Локомотив», «Металлург» и «Крылья Советов». Вместе с Александром Абрамовым и рядом других футболистов он готовился к эвакуации в Куйбышев, но в последний момент остался в столице. Участвовал в ополчении, работал на укреплении оборонительных рубежей под Москвой, в 1942-1944 годах играл на первенство Москвы. В самом начале 1945 года по ходатайству капитана и играющего тренера куйбышевских «Крыльев Советов» Виктора Новикова Головкин вместе с нападающим Константином Ратниковым командирован в Куйбышев для укрепления состава дебютантов чемпионата СССР во Второй группе. Позже в 1946 году, после того как наши «Крылья» добьются права выступать в сильнейшей советской лиге, из столицы в Куйбышев приедут еще три ветерана советского футбола — 31-летний защитник Николай Алёшин, 35-летний полузащитник и фронтовик Андрей Ржевцев (в 1946-1950 годах капитан команды) и 31-летний вратарь Всеволод Виноградов. Александр Головкин, как и все его партнёры по команде, дебютировал за куйбышевские «Крылья Советов» в чемпионате СССР во Второй группе 3 июня 1945 года на стадионе «Локомотив» в матче первого тура с горьковским «Торпедо».

Вот как потом описывал эту игру лучший бомбардир первого сезона «Крыльев» в чемпионатах СССР Сергей Румянцев: «С первых минут мы пошли в решительную атаку на ворота горьковского «Торпедо». Но ни мне, ни Синякову, ни Пукало даже с близкого расстояния не удалось забить гол. А вскоре горьковчане заиграли быстрее, перехватили инициативу. Головкин был непробиваем, несколько раз выручил нас. Но в один из моментов наш защитник Мурзин допустил оплошность, и нападающий гостей тут же ударил по воротам. Вратарь Головкин не ожидал удара, бросился, но было уже поздно — мяч влетел в ворота. После перерыва мы снова захватили инициативу, но все время начеку был вратарь горьковчан. За двадцать минут до конца мяч от защитника «Торпедо» уходит на угловой. Соломатин, заменивший во втором тайме Дьякова, точно подает, и подоспевший Петя Бурмистров головой вколачивает мяч под перекладину. Кажется, мяч сначала зацепил штангу. 1:1 — закончился этот матч. Хотя до конца мы атаковали, зажали горьковчан. У них двух игроков удалили. Я мог забить, Синяков едва не забил. Но тогда не получилось. А потом мы начали выигрывать всех подряд. Разгромили спартаковцев Ленинграда, победили «Балтфлот». Куйбышевские болельщики были счастливы, они нас на руках носили. Мы продолжили свои победы в Новосибирске, Челябинске, Свердловске, Перми… 1945 год. Только-только страна победила фашистов. Нам не хватало продуктов питания, в столовых нас тоже тогда не кормили. Ездили со своими «кусками», с тем, что собирали нам родные и друзья. Мы стали первыми во Второй группе. Мы вышли в Первую группу лучших советских команд!». Вратарь Александр Головкин сыграл все матчи первого в истории куйбышевских «Крыльев Советов» чемпионата, за исключением последней встречи, когда куйбышевцы уже обеспечили себе первое место. Головкин сам уговорил Виктора Новикова дать сыграть Павлу Лобову, выступавшему за сборную авиационной промышленности Куйбышева с весны 1942 года. «Крылышки» в уже ничего не значащем для них матче уступили московскому ВВС 1:5…

В 1946 году куйбышевские «Крылья» с огромным трудом сумели сохранить место в элите советского футбола. Спасительными стали гол в последнем матче первенства, забитый Дмитрием Синяковым, и несколько невероятных спасений в конце игры Александра Головкина. Куйбышевцы сыграли вничью 1:1 с обладателем Кубка СССР 1946 года московским «Спартаком» и остались в Первой группе. Они набрали 14 очков и лишь на одно очко опередили минское и киевское «Динамо», заняв десятое место из двенадцати. В случае поражения «Крылья» из-за худшей разницы забитых и пропущенных мячей вылетели бы во Вторую группу. Головкин защищал ворота «Крыльев Советов» во всех матчах их первого чемпионата в высшем дивизионе страны.

В 1947 году «Крылья» вновь возглавляет Александр Абрамов и уговаривает Александра Ильича остаться в команде. В этом сезоне ворота «Крыльев» поочередно защищают Головкин и Всеволод Виноградов. «Волжская защепка» Абрамова почти сразу дала свои ощутимые плоды – его команда занимает почётное седьмое место. А самым ярким поединком сезона куйбышевской команды стала кубковая победа над столичным «Спартаком» со счётом 2:0.

Московские фавориты штурмовали ворота Головкина, который, как магнит, притягивал к себе все мячи и кланялся бурно аплодирующей ему публике, а забивали только «Крылья». Сначала с одиннадцатиметровой отметки отличился Владимир Майсаков, а потом мощным ударом под перекладину отметился Виктор Карпов.

12 августа 1947 года «закрытая на все пуговицы» команда Абрамова вдруг решила перед своими болельщиками, заполнившими под завязку стадион «Локомотив», сыграть в открытый футбол с тбилисским «Динамо» и проиграла грузинским кудесникам 2:5. Головкин раз за разом оставался наедине с форвардами противника, спасал свою команду, рычал и неистовствовал, пропускал и зло улыбался. Об одном из комичных моментов этого матча, случившегося на 53-ей минуте игры, вспоминал знаменитый хавбек грузинского клуба Борис Пайчадзе: «Мы атакуем, а Головкин, выскочив за пределы вратарской площадки, в хорошем прыжке парирует сильный удар и, приземляясь, делает несколько кувырков. Парировать-то парирует, да только прямо… мне на правую ногу. Я немедленно бью издалека по пустым воротам. Мяч, однако, попадает в перекладину и отскакивает на лежащего вратаря. И вот тут-то… Головкин, потеряв во время кувыркания ориентировку и на мгновение оказавшись лицом к воротам, неожиданно видит стремительно летящий на него мяч. Ни секунды не раздумывая, он, приподнявшись, мощным ударом кулака отбивает его от себя подальше — вперед, как ему казалось, к центральному кругу. А мяч пушечным ударом влетает прямо в «девятку» собственных ворот»…

В 1948 году основным вратарем куйбышевских «Крыльев» становится Всеволод Виноградов. Однако в самые сложные периоды сезона Абрамов ставит ничего и никогда не боящегося Головкина и тот надолго вытесняет Виноградова из состава.

Именно Александр Ильич занял ворота в принципиальнейшем матче с московскими «Крыльями» 6 июля в Куйбышеве. Несмотря на большое территориальное и игровое преимущество гостей, куйбышевцы сумели вырвать победу со счётом 1:0. На 49-ой минуте единственный мяч с подачи Головкина, выбросившего мяч рукой за центр поля, забил Дмитрий Синяков. А сам Головкин при этом отбил несколько неберущихся мячей, в том числе ногами и головой, и «зачистил» весь воздух после многочисленных подач в свою штрафную.

15 сентября 1948 года руководство Центрального совета профсоюзного общества «Крылья Советов» приняло решение «из-за слишком обременительного финансирования» оставить в элите советского футбола только одну команду «Крылья Советов». Именно ту, что окажется сильнее в очных поединках.

16 сентября москвичам, уступившим в первом круге, необходимо было побеждать с разницей в два мяча. В стартовом составе гостей вышел голкипер Виноградов. Хозяева поля придавили куйбышевцев, и на 30-ой минуте нападающий Сучков головой переправил мяч в сетку ворот после ошибки вратаря на выходе. Над куйбышевской командой замаячила тревожная и явная угроза расформирования.

В перерыве в ворота встаёт Александр Головкин. Впрочем, он ни секунды не стоял на месте. Он расталкивал нападающих и выбивал мяч к центру поля, бросался в ноги атакующим, кувыркался и смеялся, выбегал за пределы штрафной и начинал атаки. На 68-ой минуте один на один с Головкиным с центра поля направился форвард московских «Крыльев» Руперто Сагасти. 36-летний Александр Ильич, как самолет-истребитель, «полетел» навстречу судьбе и далеко за пределами штрафной в отчаянном подкате выбил мяч из-под ноги нападающего. Футбольный снаряд отлетел к Карпову, тот навесил его на ворота соперников, и после серии рикошетов Пётр Бурмистров головой поразил ворота москвичей. 1:1! Так, вперёд к своему будущему 80-летию, отправились куйбышевские «Крылья Советов»… Чемпионат 1948 года команда Александра Абрамова завершила на 11 месте. Приговоренные к расформированию московские «Крылья» заняли последнее 14 место.

«Кузьмич, я сделал для Куйбышева всё и даже немного больше. Прощай!», — сказал наставнику «Крыльев Советов» после этого исторического матча Александр Ильич Головкин. Но Абрамов уговорил своего друга остаться в Куйбышеве ещё на один сезон.

В 1949 году Головкин был фактически играющим тренером, выступал за дубль и готовил для самых славных в истории куйбышевцев чемпионатов лучшего вратаря «Крыльев» всех времён и народов – Владимира Корнилова…

Александр Ильич Головкин – советский футболист, вратарь, тренер. Мастер спорта СССР. Чемпион СССР по футболу 1938 года в составе московского «Спартака». С 1945-го по 1949 год провёл за куйбышевские «Крылья» 63 матча (60 в чемпионатах СССР и 3 в Кубке СССР). Всего в чемпионатах СССР с 1937-го по 1951 год сыграл 150 матчей и ещё 10 матчей в Кубке СССР. После «Крыльев Советов» играл за «Буревестник» (Кишинев) и «Красное знамя» (Иваново). Завершил карьеру вратаря в возрасте 38-ми лет. Тренировал команды «Перово», «Химик» (Дзержинск) и «Труд» (Майкоп). Умер 6 мая 1977 года в Москве. Александру Ильичу Головкину было всего 63 года…

Чемпион Советского Союза. Однофамилец знаменитого самарского купца. Первый вратарь куйбышевских «Крыльев Советов» в чемпионатах СССР.

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.