Пленник времени Иван Дьяков

Он родился и умер в ноябре. Его семья чудом избежала репрессий. А он в ранней юности рыл окопы, голодал и под открытым небом на сорокаградусном морозе вытачивал детали для легендарных бомбардировщиков Ил-2. Крепкий, рослый, гармонично сложенный деревенский красавец мог стать символом, образом, пропагандистской витриной сталинского режима. Его очень ценил, видя в нём будущее куйбышевских «Крыльев Советов», создатель «волжской зашепки» Александр Абрамов. Его забрал в Москву в команду ВВС по личной воле и прихоти Василий Сталин.

Он не стал великим и даже большим футболистом, но его решающие голы и коронные проходы через всё поле без оглядки на бьющих по ногам и цепляющих за майку и руки соперников потрясали болельщиков, спортивных функционеров и разнообразное начальство. Он до конца жизни гордился голом в ворота «тигра» советского футбола Алексея Хомича. Голом, лишившим столичное «Динамо», команду Лаврентия Берии, чемпионства в 1947 году.

Он прожил долгую, трудную и счастливую жизнь. И до конца жизни болел за куйбышевские, а потом самарские «Крылья»…

Будущий правый нападающий «Крыльев», ВВС и рижской «Даугавы», феноменально быстрый, «вихрь» Иван Дьяков родился 9 ноября 1924 года в деревне Сузгария Рузаевского района Мордовской АССР. В крестьянской семье. Его отец был внуком сельского священника. Там же в деревне Иван в начале 1930-х начал играть в футбол, будучи капитаном и лучшим игроком сельской команды. Раскулачивание, страшный голод и угроза репрессий, а именно — высылки в Сибирь, вынудила его родителей уехать сначала в Пензу, а потом в 1940 году в Москву.

В 15 лет Иван идёт работать учеником токаря на моторостроительный завод № 24 имени Михаила Фрунзе (основанный ещё в 1912 году как завод «Гном»). Пришедший на первую же тренировку юношеской заводской команды, которая в том числе готовила футболистов для команды мастеров «Крылья Советов» (Москва), талантливый деревенский самородок сразу становится игроком основного состава.

Сильного, бесстрашного, весёлого, лихого и по-спортивному злого подростка в одиночку таранящего оборону противников отметил тогда тренер московских «Крыльев» Александр Абрамов. И кто же мог знать, что через два года в самый разгар самой страшной войны они вновь встретятся в «запасной столице», далёком Куйбышеве?..

После начала Великой Отечественной войны 16-летний Иван Дьяков записывается в ряды народного ополчения, роет окопы и сооружает оборонные укрепления под Можайском. Несколько раз попадает под бомбёжку. Награждается медалью «За оборону Москвы». 15 октября 1941 года токарь Дьяков вместе с государственным заводом № 24 эвакуируется из Москвы в Куйбышев.

Вот как он сам через много лет, приехав в Самару на 65-летие клуба, в котором играл с первого матча 3 мая 1942 года, вспоминал то жуткое и славное время: «Мне запомнились первые месяцы, когда мы, участвуя в эвакуации заводского оборудования, прибыли в Куйбышев, не в город, а фактически в чистое поле, где строили завод. До того как возвели крышу, станки поставили под открытым небом и начали работать в сорокаградусный мороз, разжигая костры около станков. Вытачивали и обрабатывали детали для легендарных самолётов Ил-2, затем эти детали отправляли на завод, где собирали до 30–40 самолётов в день. Они, собранные в 1942 году, сделав круг над испытательным аэродромом завода, сразу же отправлялись под Сталинград, в пекло великой битвы. Помню, что постоянно хотелось есть. Нам, ребятам, которым было по 16–17 лет, заводского пайка, 400 граммов хлеба, явно не хватало. Мы были счастливы, когда на завод пригнали два вагона мороженой картошки и свёклы. Так мы получали дополнительное питание в виде отвара из этих овощей. Когда меня пригласили играть в футбол в заводской команде, наш тренер сначала на несколько дней ввёл режим усиленного питания. Мы первые время меньше тренировались, а больше ели и отдыхали. Только восстановив наши истощённые, но молодые и здоровые организмы, он начал проводить тренировки с необходимой для спортсменов физической нагрузкой. Ежедневные интенсивные тренировки сделали своё дело. Футболисты команды набирали хорошую физическую форму, но главное – было желание на крыльях победы стать лидерами советского футбола»…

В октябре 1941 года эвакуировался в Куйбышев вместе с заводом №24 и выдающийся советский футбольный тренер, а тогда производственный диспетчер Александр Кузьмич Абрамов.

В конце марта и апреле 1942 года Абрамов после 12-часовой заводской смены просмотрел несколько десятков футболистов – рабочих и сотрудников эвакуированных авиационных предприятий. Среди них были и опытные, известные, титулованные футболисты, успевшие до войны поиграть в элите советского футбола. Такие, как Николай Михеев (первый капитан «Крыльев») и Виктор Новиков (будущий капитан и играющий тренер нашей команды). Был среди них и 17-летний реактивный деревенский самородок Иван Дьяков.

По воспоминаниям одного из первых вратарей «Крыльев» военной поры, позже многолетнего председателя Куйбышевского горисполкома Алексея Росовского, когда он работал на авиационном заводе №1, «в марте 1942 года в цехах были вывешены объявления: «Ребята, игравшие до войны в футбол, приглашаются на организационное собрание в комитет комсомола». А в начале апреля 1942 года областной профсоюзный комитет «Крылья Советов» собрал всех футболистов Безымянки на спортивной площадке 9-го ГПЗ на углу улиц Калинина и Физкультурной».

В конце апреля «в режиме секретности» началась целенаправленная подготовка к первому выставочному матчу сборной авиационной промышленности Куйбышева. На Безымянке настоящего футбольного поля не было, и заводчанам, получавшим небольшой «футбольный паёк», приходилось добираться до стадионов «Буревестник» (первоначально «Спартак», затем «Крылья Советов») и «Локомотив» на поездах и попутных грузовиках.

3 мая 1942 года сборная предприятий авиационной промышленности провела свой первый матч с куйбышевским «Локомотивом» на одноимённом стадионе. Этому матчу предшествовал оборонно-физкультурный праздник, который открыл один из старейших футболистов города, многолетний вратарь и капитан сборной Самары, директор Куйбышевского инженерно-строительного института Виктор Крузе. «Команда капитана Карелина», как тогда были названы «Крылья Советов» (в действительности первым капитаном «Крыльев» был Николай Михеев, а Карелин к тому времени уже вернулся в Москву) уступила «Локомотиву» («команде товарища Константина Иванова») со счётом 3:5.

Точные составы команд не оглашались. «Крыльям Советов» (название футбольного клуба перестали скрывать только в конце войны), костяк которых составили эвакуированные мастера, работавшие на заводе №1 имени Сталина, №18 имени Ворошилова и №24 имени Фрунзе, противостояла одна из сильнейших команд города. Капитаном железнодорожников был секретарь областного комитета ВЛКСМ, форвард и один из лучших бомбардиров довоенного Куйбышева Константин Иванов. Через несколько месяцев Константин уйдёт на фронт и погибнет в 1944 году. Играли за «Локомотив» («команду Иванова») и Виктор Мурзин, который позже станет ключевым защитником «Крыльев». И полузащитник Юрий Чайко, после войны выступавший за столичное «Торпедо». И 18-летний Владимир Савдунин, будущий фронтовик-разведчик, прославленный защитник московского «Динамо», заслуженный мастер спорта СССР, четырёхкратный чемпион СССР и обладатель Кубка СССР по футболу в составе московского «Динамо».

Железнодорожники сразу после стартового свистка обрушили шквал атак на ворота несыгранной «команды Карелина» и ушли на перерыв, ведя 4:0! После перерыва запахло настоящим разгромом — «ивановцы» повели 5:0. Три мяча забил Константин Иванов и дубль сделал Владимир Савдунин. Однако футболисты авиационных заводов сумели перестроиться, переломить ход матча и отквитать три мяча. Точно неизвестно, но свидетели той игры вспоминали, что ответным хет-триком отметился Сергей Румянцев. Значился в составе «авиационной сборной» и юный Иван Дьяков, по его словам, вышедший, точнее выскочивший на поле во втором тайме, когда «Крылья» стали переигрывать железнодорожников…

Иван Дьяков стал участником и первого матча куйбышевских «Крыльев Советов» во главе с играющим тренером Виктором Новиковым в чемпионате СССР в воскресенье 3 июня 1945 года на стадионе «Локомотив» с горьковским «Торпедо».

Как вспоминал Сергей Румянцев, «с первых минут мы пошли в решительную атаку на ворота горьковского «Торпедо». Но ни мне, ни Синякову, ни Пукало, ни Ване Дьякову даже с близкого расстояния не удалось забить гол. А вскоре горьковчане заиграли быстрее, перехватили инициативу. В один из моментов наш защитник Мурзин допустил оплошность, и нападающий гостей тут же ударил по воротам. Вратарь Головкин не ожидал удара, бросился, но было уже поздно — мяч влетел в ворота. После перерыва мы снова захватили инициативу, но все время начеку был вратарь горьковчан. За двадцать минут до конца мяч от защитника «Торпедо» уходит на угловой. Соломатин, заменивший во втором тайме Дьякова, точно подает, и подоспевший Петя Бурмистров головой вколачивает мяч под перекладину. Кажется, мяч сначала зацепил штангу. 1:1 — закончился этот матч. Хотя до конца мы атаковали, зажали горьковчан. У них двух игроков удалили. Я мог забить, Синяков едва не забил. Но тогда не получилось. А потом мы начали выигрывать всех подряд. Разгромили спартаковцев Ленинграда, победили «Балтфлот». Куйбышевские болельщики были счастливы, они нас на руках носили. Мы продолжили свои победы в Новосибирске, Челябинске, Свердловске, Перми… 1945 год. Только-только страна победила фашистов. Нам не хватало продуктов питания, в столовых нас тоже тогда не кормили. Ездили со своими «кусками», с тем, что собирали нам родные и друзья. Мы стали первыми во Второй группе. Мы вышли в Первую группу лучших советских команд!».

В 1946 году куйбышевские «Крылья» с невероятным трудом сумели сохранить место в элите советского футбола. Спасительным стал гол в последнем матче первенства, забитый старшим товарищем и наставником Ивана Дьякова Дмитрием Синяковым. Куйбышевцы сыграли вничью 1:1 с обладателем Кубка СССР 1946 года московским «Спартаком» и остались в Первой группе.

В 1947 году «Крылья» вновь возглавляет Александр Абрамов, и хорошо знакомый ему, теперь уже возмужавший 22-летний Ваня Дьяков становится одним из ведущих игроков куйбышевской команды.

Первый свой мяч за «Крылья Советов» в чемпионате СССР Дьяков забил 22 июля 1947 года в Москве в ворота команды Василия Сталина ВВС. Иван открыл счёт уже на первой минуте матча, прорвавшись по правому флангу со своей половины поля, сместившись в центр, протаранив трёх защитников и пробив под перекладину. Сталин-младший вскочил со своего места, потряс кулаками, зло сплюнул и зловеще улыбнулся. Тот матч «сталинские соколы» всё-таки выиграли 2:1.

Свой второй мяч Иван Дьяков забил 12 августа 1947 года в ворота тбилисского «Динамо». И снова совершив безжалостный таранный рейд метров на пятьдесят.

Третий гол Дьякова стал историческим. 3 сентября 1947 года куйбышевская команда сенсационно и беспощадно обыграла в Москве «Динамо» со счётом 1:0. Дьяков «обокрал» в центре поля Константина Бескова, прокинул мяч мимо Савдунина и Блинкова, а перед штрафной площадью «динамовцев» ушёл на скорости от капитана соперников Семичастного и расстрелял ворота великого Алексея Хомича. Это поражение для «Динамо» стало роковым. По итогам сезона они, как и ЦДКА, набрали 40 очков, но по разнице забитых и пропущенных мячей заняли второе место. А за той «судьбоносной игрой», в которой Дьяков «обидел» лучшего вратаря СССР Хомича, наблюдал с трибун и командующий ВВС Московского военного округа Василий Иосифович Сталин.

Последний гол в своём последнем матче за куйбышевские «Крылья» Иван Дьяков забил 5 октября 1947 года. Правый нападающий (иногда его именовали правый средний форвард) в тот момент этого, конечно, не знал. Он играл у своего любимого тренера Абрамова, он стал лидером команды, которая в том сезоне стала впервые «грозой авторитетов». Куйбышевцы по ходу сезона обыграли «Спартак» (2:0), разгромили московские «Крылья Советов» (4:1), поставили «крест» на чемпионстве московских «динамовцев» (1:0), уверенно переиграли столичное «Торпедо» (2:0), поделили очки с киевским «Динамо» и теми же московскими спартаковцами и динамовцами. В итоге куйбышевцы играли всё смелее и агрессивнее. Обороняясь всей командой и регулярно взламывая оборону соперников жалящими непредсказуемыми контратаками. В итоге они сенсационно занимают высокое для себя 7 место, Дмитрий Синяков с 9 мячами становится лучшим бомбардиром команды, а 22-летний Дьяков отмечается четырьмя впечатляющими голами. Вместе с ним о себе громко заявляют 21-летний защитник Константин Крыжевский (ставший затем легендой московского «Динамо» и сборной СССР) и 20-летний Виктор Карпов.

Так вот, последний гол за «Крылья» Иван вколотил в ворота ВВС. На 36-ой минуте матча он, как напишет в «Волжской коммуне» Александр Тавельский, поразил всех бурным прорывом. «Дьяков, преследуемый защитниками, проходит с мячом всё поле от своей штрафной площади и чётко посылает мяч в дальний от вратаря угол ворот». Игра закончилась со счётом 2:2. Команда ВВС заняла последнее место. Через два часа после этой игры Ивана Дьякова и Константина Крыжевского срочно вызывают в Москву. В столичном аэропорту их сажают в личный автомобиль Василия Сталина и отвозят на дачу командующего Военно-Воздушными силами Московского военного округа. Сталин-младший приглашает футболистов за ломящийся от блюд и напитков стол, наливает им по бокалу боржоми и говорит: «Хотите играть в лучшей команде СССР? Знаю, что хотите». Предвосхищая вопрос о последнем месте команды ВВС, Василий Иосифович заметил: «Моя команда останется в Первой группе (высшем дивизионе), вопрос уже решён. Кстати, вам уже выделена жилплощадь в столице». Бесстрашные футболисты с бледными лицами возразить сыну «вождя народов» не посмели…

За ВВС в сезоне 1948 года Дьяков отличился дважды. 2 мая на куйбышевском стадионе «Локомотив» под оглушительный свист переполненных трибун он обыграл своих вчерашних партнёров Ширяева и Ржевцева и мощным ударом поразил «девятку» ворот своей родной команды. «Соколы Василия Сталина» тот матч всё же проиграли 2:3 после двух точных дальних ударов Виктора Карпова и гола Дмитрия Синякова. Ещё один мяч за «лётчиков» вновь стал выдающимся. Иван Дьяков за три минуты до финального свистка со своей половины поля, как слаломист, «долетел» до линии штрафной и расстрелял ворота Анатолия Зубрицкого. ВВС обыграл киевское «Динамо» со счётом 2:0, и счастливый сын советского диктатора устроил для своих футболистов большой дачный банкет. После праздничного пиршества Василий Сталин предложил поиграть в бильярд с условием, что проигравший залезает на пять минут под стол. Обыграть Сталина-младшего посмел только Константин Крыжевский. Чемпионат 1948 года в высшей группе советского футбола команда ВВС завершила всего лишь на 9 месте (куйбышевские «Крылья» заняли 11 место). По окончании сезона Дьякова по личной договорённости между Василием Сталиным и первым секретарём компартии Латвии Яном Калнберзинем (так решались трансферные вопросы в тоталитарном государстве) командируют в Ригу. Иван Григорьевич Дьяков становится лидером вышедшей в Первую группу рижской «Даугавы».

В 1949 году рижане занимают 17 место, в одном из решающих матчей за право остаться в элите «Даугава» обыгрывает минское «Динамо» со счётом 3:2. Дьяков ударом метров с 35-ти сравнял счёт, а потом, протащив мяч через всё поле и отдал голевую передачу Максу Левитанусу.

Сезон 1950 года стал лучшим в истории рижской команды. «Даугава» заняла 12 место в Первой группе, а Иван Дьяков наколотил сразу семь мячей. В том числе, сделал дубль в игре с московским «Спартаком» (2:0) и, обыграв полкоманды соперников, забил победный мяч в ворота сталинского ВВС… После едва ли не самого яркого своего сезона Дьяков неожиданно направляется сначала в горьковское «Торпедо», потом в ашхабадский «Спартак» и, наконец, таллиннский «Калев».

Последний мяч в чемпионате СССР Иван Дьяков забил в ворота сталинградского «Динамо» 29 июля 1952 года. Ещё два года он поиграл на любительском уровне (за дорогомиловский «Химик»), затем окончил Московский институт физической культуры имени Сталина, стал судьёй республиканской категории, работал спортивным инструктором на Дорогомиловском химическом заводе. И двадцать лет судил матчи чемпионата СССР в классе «Б» и Второй лиге.

В 2004 году он приехал в Самару на чествование «Крыльев Советов» — бронзовых призёров чемпионата России. В 2007 году на 65-летии «Крыльев» он требовал от руководства клуба и футболистов «не позорить славное имя и героическую историю команды, созданной для побед в 1942 году».

Дьяков тренировал юношеские команды завода «Пластик» в Дорогомилово до 80-летнего возраста. Его не стало 18 ноября 2012 года. Через девять дней после 88-го дня рождения…

Иван Григорьевич Дьяков — советский футболист, правый нападающий. Тренер, футбольный арбитр, судья республиканской категории. В августе-октябре 1941 года в рядах народного ополчения сооружал оборонные укрепления под Можайском. Награждён медалью «За оборону Москвы». В октябре 1941 года вместе с государственным заводом № 24 имени Фрунзе эвакуировался в Куйбышев. В 1942 году начал выступать за куйбышевские «Крылья Советов». В 1945 году вошёл в заявку из 15 футболистов «Крыльев» для участия в первом для куйбышевской команды чемпионате СССР (группа II). Участник дебютного для куйбышевцев матча в чемпионате СССР 3 июня 1945 года с горьковским «Торпедо» (1:1). С 1942-го по 1947 год сыграл за «Крылья Советов» около 100 матчей и забил больше 20 мячей (в чемпионатах СССР — 32 матча и 4 мяча). В 1948 году по личному приглашению Василия Сталина вместе с защитником Константином Крыжевским перешёл в футбольный клуб ВВС (Москва). Впоследствии выступал за рижскую «Даугаву», горьковское «Торпедо», ашхабадский «Спартак» и «Калев» (Таллин). Всего в чемпионатах СССР сыграл 94 матча и забил 15 мячей. В 12 международных матчах отличился четыре раза. Ещё четыре матча провёл в розыгрыше Кубка СССР.

Он не стал великим и даже большим футболистом, но его решающие голы и коронные проходы через всё поле без оглядки на бьющих по ногам и цепляющих за майку и руки соперников потрясали болельщиков, спортивных функционеров и разнообразное начальство. Он до конца жизни гордился голом в ворота «тигра» советского футбола Алексея Хомича. Голом, лишившим столичное «Динамо», команду Лаврентия Берии, чемпионства в 1947 году. Он прожил долгую, трудную и счастливую жизнь. И до конца жизни болел за куйбышевские, а потом самарские «Крылья»…

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.