Рыжий самородок, или Блудный сын самарского футбола

Фантастический футболист. Один из самых известных в Советском Союзе воспитанников куйбышевского футбола. Невероятное органическое футбольное существо. Настоящий футбольный «зверь». До поры до времени абсолютно взбалмошный и неуправляемый, несколько раз едва не поставивший крест на своей спортивной карьере – из-за глупости, дерзости, необъяснимой дикости и вольности, хулиганства и алкоголя. Рыжий, светлый, белый. Смешной, красивый русский человек с какой-то отчаянной копной волос с лёгким, но ясно различимым золотым отливом. В его лукавом весёлом лице, во всём его облике было что-то от Есенина и своенравного волжского казака.

Несмотря на загулы, исчезновения, полуторагодичную дисквалификацию его любили тренеры и без всякого преувеличения обожали болельщики. Он играл в молодёжной, Олимпийской и первой сборной СССР. Меньше, чем хотел, мог и должен был играть. Он привёл столичное «Торпедо» к пока последнему в истории знаменитого клуба чемпионству. Он блистал во всех смыслах в розыгрыше Кубка европейских чемпионов и Кубка УЕФА. И всегда был лидером, солистом, который при этом азартно, страстно, самоотверженно и очень эффективно работал на всю команду. По харизме, технике, футбольному остроумию, импровизации рядом с ним в советском футболе второй половины 1970-х можно поставить лишь Фёдора Черенкова. Только крепкий, резкий, заводной, агрессивный, артистичный технарь и пахарь в одном лице с нефтяной окраины Куйбышева в отличие от нежного и изящного Фёдора Фёдоровича отличался невероятными бойцовскими качествами и непредсказуемостью. Как главный герой «Полёта над гнездом кукушки» в исполнении Джека Николсона.

Мечтательно оглядывая футбольное поле, он, казалось, слишком далеко отпускает от себя мяч. Но при первой же попытке его «обокрасть» — моментально проталкивал футбольный снаряд вперёд, разгонялся, на замахе обыгрывал одного, второго, третьего оппонента, пробрасывал мяч мимо четвёртого. И сразу после этого отдавал тонкую, умную, проникающую передачу, раз за разом выводя партнёров на ударные позиции, либо один на один с вратарём.

Он владел превосходным по точности длинным пасом. У него было удивительное видение поля, постоянное, непросчитываемое никем, вихревое движение. В лучших своих матчах он проделывал огромный объём работы. Он не только своеобразно работал с мячом и издевательски обыгрывал соперников, но и постоянно открывался под партнёров. Успевал обороняться, «выжигать» центр поля и стремительно, весело, нахально и победоносно атаковать.

Он заводил не только товарищей по команде, но и весь стадион. Заражал всех своим невероятным куражом. Невысокий, юркий, техничный, харизматичный, самоотверженный и реактивный футболист со сложным и ранимым характером был способен в одиночку переломить характер игры. Он устраивал зрелище, спектакль, заставлял улыбаться и смеяться, конфликтовал и спорил. И срывал оглушающие аплодисменты. Обладал отменным, мощным и прицельным, ударом с обеих ног, был штатным пенальтистом и «народным героем СССР» для болельщиков. Сначала минского «Динамо», а потом и, прежде всего, московского «Торпедо».

За куйбышевские «Крылья Советов» он сыграл всего один сезон – свой первый сезон в Высшей лиге страны. Наставник «Крыльев» Виктор Карпов, увидев в нём ту самую гениальность, которая была в Галимзяне Хусаинове и Борисе Казакове, упрашивал его остаться в Куйбышеве хотя бы ещё на пару лет, хотя бы ещё на год. Но он не слушал никого. Кажется, даже самого себя. Ну, может, иногда старшего брата, который стал капитаном и символом «Крыльев Советов»…

Владимир Сахаров родился 5 февраля 1948 года в посёлке Палатка Тимкинского района Магаданской области. Его дед в годы сталинского террора был раскулачен и выслан с берегов Волги в край «каторжан и разбойников». Первые годы жизни провёл вместе с родителями и старшим братом Геннадием, будущим капитаном «Крыльев», во Владивостоке. Через несколько лет Сахаровы вернулись на родину и поселились на 116 километре в Куйбышеве. Родители работали на нефтеперерабатывающем заводе. А братья почти всё время играли в футбол. Впрочем, старший Геннадий хорошо учился, а младший Володя старался ни в чём ему не уступать на улице. И в игре. Геннадий с детства был образцовым защитником, аккуратным, бесстрашным, с прямой аристократической спиной. Владимир, хулиган, «лоботряс», забияка был его полной противоположностью. И хотел быть нападающим, форвардом, голеадором. И был. Уже мальчишкой он стремился делать на поле всё. Жадный до мяча он возвращался в оборону, разгонял атаки, обыгрывал всю команду соперников, раздавал передачи и много забивал. Первым тренером неукротимого подростка стал Владимир Петрович Гудков, восхищавшийся рыжим хулиганом и пытавшийся добавить к уникальным природным данным самородка тактические и технические навыки.

Владимир проделал (с разницей в пять лет) тот же путь, что и его старший брат. Сахаров-младший феерично играл за юношескую команду «Нефтяник», а в 1966 году стал нападающим, а затем атакующим полузащитником сызранского «Тяжмаша». В конце 1966 года «рыжего самородка» Виктор Карпов приглашает сразу в основной состав куйбышевских «Крыльев Советов». Володя провёл всего три матча за дубль «Крыльев», чтобы уже в 19 лет стать одним из ключевых игроков обновленной куйбышевской команды.

Вместе с ним в сезоне 1967 года в «Крыльях» заиграла целая группа амбициозных и талантливых местных воспитанников — Владимир Корсунов, Юрий Котляров, Николай Мартынов, Равиль Аряпов, Анатолий Фетисов. Но только Сахаров-младший сразу стал ведущим игроком, проведя в чемпионате СССР 28 матчей. И действовал в связке с вернувшимся в Куйбышев (буквально сбежавшим в родной город из ЦСКА и не оставшимся в киевском «Динамо») великим Борисом Казаковым. А оборону куйбышевцев цементировал его старший брат Геннадий Сахаров. Это был первый и последний сезон, когда братья играли в одной команде.

«Крылья Советов» провели тот сезон очень достойно, а порой и ярко. После мучительной борьбы за выживание многим показалось, что в Куйбышеве на долгие годы вновь создаётся очень крепкая и самобытная команда. Увы, в 1968 году «Крылья» с надсадой сохранят прописку в высшем дивизионе, а в 1969 году после внутреннего раздрая и ухода Виктора Карпова провалятся в Первую лигу.

Но в 1967 году команда Карпова отбирала очки у чемпиона и призёров – киевского, тбилисского и московского «Динамо», играла на равных с ЦСКА, «Араратом» и «Шахтёром», обыгрывала дважды московское «Торпедо». И очень уверенно заняла 11 место из 19 команд класса «А», набрав 34 очка, как и финишировавший десятым СКА (Ростов-на-Дону).

Владимир Сахаров дебютировал за «Крылья» 2 апреля 1967 года в Алма-Ате. В присутствии 30 тысяч зрителей гости уступили «Кайрату» с минимальным счётом 0:1. Но дебютант изрядно потерзал оборону хозяев поля, активно помогал своим защитникам (в центре обороны действовали Геннадий Сахаров и Юрий Капсин) и полностью оправдал доверие главного тренера.

Первый и единственный мяч за куйбышевскую команду «рыжий» забил 8 мая в Москве в «Лужниках» в ворота столичного «Торпедо» на 40-ой минуте матча. Он обыграл двух соперников, сыграл в стенку с Борисом Казаковым и хлёстким бильярдным ударом вогнал мяч в угол ворот в противоход голкиперу Шаповаленко.

В середине сезона «рыжий» уже стал для куйбышевских болельщиков «сахарком», любимчиком, надеждой «Крыльев». После Хусаинова, Осянина, Бориса и Анатолия Казаковых в команде подрастали равноценные им звёзды – Сахаров-младший, Аряпов и Фетисов.

В конце сезона Владимир Сахаров, за которым уже активно охотились армейские и «милицейские» клубы, сообщил Виктору Ивановичу Карпову, что уходит из команды. Мол, его всё равно заберут в армию, а терять время в спортивной роте или оказаться у тренера, который не поймёт и не оценит его, он не хочет.

По словам Карпова, Сахаров-младший был одним из самых одарённых и сложных футболистов, с которыми ему приходилось работать. Как мне рассказывал Виктор Иванович, он пытался уговорить Володю остаться. Жёсткий тренер-диктатор, боготворивший Бориса Казакова, увидел в непослушном своенравном «сахарке» дарование такого же истинного большого масштаба. И поэтому, оставив всю свою суровость, несколько раз беседовал с Владимиром, а потом попробовал повлиять на него через старшего брата. Геннадий признался Карпову, что он сам порекомендовал младшего брата минскому «Динамо». Тренер минчан Александр Севидов хорошо знает, как работать с такими «дикими натурами», его сын Юрий, яркий, талантливый форвард, в то время находился в местах не столь отдалённых. И к тому же Севидову страшно нравится, как играет Володька, у него младший брат будет в хороших руках. А удержать упрямца всё равно не получится. Тем более что минчане заняли высокое 4 место в элите.

Последний матч за «Крылья» Владимир Сахаров сыграл 24 октября 1967 года в Куйбышеве на стадионе «Динамо» с ереванским «Араратом». Игра закончилась нулевой ничьей, но «рыжему», который несколько раз издевательски на замахе укладывал на газон армянских «кудесников мяча», вновь аплодировал весь стадион.

Когда стало известно, что Владимир уезжает из Куйбышева, болельщики обвинили его в рвачестве и предательстве. «Ещё ничего особенного не сделал, а уже зазвездился»… Зная о причудах «рыжего», который мог исчезнуть в любой момент, минчане решили не рисковать. «Конвоировать» футболиста в столицу Белоруссии было поручено начальнику «Динамо» Альберту Денисенко. Как вспоминал Денисенко, «по дороге мы заехали в мою московскую квартиру. Володька отпросился на часок посмотреть столицу и вернулся к вечеру в непотребном виде — в первый же день! Потом, уже будучи лидером минского «Динамо», «рыжий» пропадал из расположения команды постоянно».

В минском «Динамо» на Сахарова, играющего в весёлый, заразительный, зрелищный и очень полезный для команды футбол, обратили внимание тренеры молодёжной сборной. А Володя, после первых же матчей полюбившийся белорусской торсиде, оставался верен себе. Вот как характеризовал поведение и образ жизни «кумира миллионов» журналист Василий Сарычев: «С общими знаниями у Рыжего были проблемы — как говорится, интеллектом не страдал. Без царя в голове: мог с базы самовольно на «Волге» уехать, загулять так, что по всему Минску «собирали». Гавриил Качалин рассказывал Александру Горбылеву, как во время поездки сборной в Америку герой умудрился перебрать и упасть у здания Организации Объединенных Наций. Но принимавший в команду Сан Саныч Севидов знал ему цену как игроку и при всей внутренней интеллигентности, наверняка восстававшей против вечных фортелей парня без тормозов, многое прощал».

А партнёр Сахарова Владимир Курнев рассказал такой случай из «жития героя»: «Заезжает наша команда перед игрой в Стайки — Рыжего привозят, сложенного пополам. Другой тренер учинил бы скандал, в сапоги обул и в часть отправил, а Севидов укладывает Володю спать, как проснулся — в баню, выставляет за дубль и на следующий день два тайма за основу. И Рыжий лучший! У него здоровье было отменное, сумасшедший объем проделывал, ударище что с левой ноги, что с правой»…

В минском «Динамо» Владимир Сахаров играл вместе с Малафеевым, Адамовым, Савостиковым, Реминым, Зарембо и в первый же сезон был признан одним из лучших полузащитников СССР. Его узнавали на улицах, окружали, обнимали, угощали. Его светлая с золотым отливом шевелюра не позволяла ему нигде оставаться незамеченным. Поэтому летом он носил огромную кепку, а зимой и осенью прятал голову в капюшон. Но его всё равно узнавали. «Что такое Минск?» — радостно шутили местные болельщики, — Это «Песняры» и Владимир Сахаров»». Когда «рыжий» сбежал и из Минска, пару «Песнярам» составила Ольга Корбут.

Сахаров не признавал никаких авторитетов, без остатка растворялся в игре и стал лидером и в молодёжной сборной, где выступали будущие звёзды советского футбола Чанов, Матвиенко, Долматов, Якубик, Пискарев, Гершкович, Маховиков, Нодия, Блохин, Буряк, Гуцаев.

В конце 1973-го года к Владимиру приехали представители московского «Торпедо» и завода «ЗИЛ» и уговорили перейти в знаменитый московский клуб, где в его игру влюбился великий тренер Виктор Маслов и в тот момент выступал воспитанник куйбышевских «Крыльев» Анатолий Фетисов. Сахарову пообещали не только материальные блага, но и возможность стать игроком сборной СССР.

Однако в этот раз на «рыжего», которого в Москве станут чаще называть «белым», страшно обиделись не только болельщики, но и руководство клуба, и вся белорусская милиция. Все его загулы, нарушения спортивного режима, исчезновения и уличные приключения были запротоколированы. Пока Сахаров творил чудеса на поле, этим документам не давали хода. А теперь…

В итоге уехавшего в Москву атакующего полузащитника дисквалифицировали на полтора года. Всё это время «торпедовцы» платили ему зарплату как игроку дубля и рабочему строительной группы, а спортивную форму Сахаров поддерживал, выступая за цеховую команду на первенство Завода имени Лихачева. Выйти в основном составе «Торпедо» Владимир смог только в сезоне 1975 года. Главным тренером был уже Валентин Иванов, а Фетисов вернулся в Куйбышев.

Но самое фантастическое заключалось в другом. Пропустивший полтора сезона Владимир Сахаров сразу с первого матча стал главной звездой своей новой команды, показывая ещё более яростный, весёлый, классный и куражный футбол. Ему удивительным образом удавалось демонстрировать индивидуальное мастерство и быть очень полезным командным игроком. К тому же он стал играть тоньше и умнее, блестяще исполняя плеймейкерские функции. Болельщики сравнивали, отбывшего полуторагодичную дисквалификацию полузащитника с главным кумиром в истории «Торпедо» Эдуардом Стрельцовым.

С 1975-го по 1980 год куйбышевский самородок Сахаров-младший – один из лучших игроков Советского Союза. Во всяком случае, по харизме, по доставляемым эмоциям, по значению для «Торпедо» — точно. В осеннем чемпионате СССР 1976 года именно он стал главным творцом последнего до нынешнего времени чемпионства автозаводской команды. Он не только раздавал голевые передачи, но и сам забил пять мячей. Как писал журналист и историк футбола Евгений Каменский, «блистательная индивидуальная техника, тонкое чувство игры, а главное, комбинационное наитие и подчёркнутое игровое вдохновение, думаю, делали тогда Владимира Сахарова, наряду со спартаковцем Ловчевым и железнодорожником Газзаевым, едва ли не главной достопримечательностью того золотого для Торпедо сезона-76 и вообще чемпионатов СССР середины-конца 70-ых. Сахаров был одним из тех редких игроков-импровизаторов, кто привносил в наш футбол черты особой самобытности и неординарности». Но самым высоким, полноценным и счастливым оправданием сумасшедшей планиды Владимира Сахарова стали его выступления за московское «Торпедо» в Кубке европейских чемпионов и Кубке УЕФА. Даже больше, сочнее, подлиннее, чем несколько матчей за Олимпийскую сборную и первую сборную СССР.

Сначала Сахаров поразил, околдовал и очаровал советских и неаполитанских болельщиков. 17 сентября 1975 года в Кубке УЕФА торпедовцы разгромили «Наполи» со счётом 4:1. Сахаров был неподражаем и бесподобен. Дриблинг, проникающие пасы, издевательские замахи, гол с пенальти и голевые передачи Гришину и Беленкову. Потом чуть ли не в одиночку он переиграл стамбульский «Галатасарай» — в гостях 4:2 и 3:0 дома. Где помимо голевых передач в активе Сахарова были два мяча с пенальти.

Был одним из лучших на поле в составе обеих команд Владимир Сахаров и в противостоянии с португальской Бенфикой» в Кубке европейских чемпионов. И поразил своей игрой болельщиков и специалистов в 1978 году в матче со «Штутгартом» (2:1). Он соорудил победный гол, перехитрив сразу нескольких защитников и вратаря.

Ещё одно чудо произошло с Владимиром Сахаровым, когда в 1981 году ненасытный любимец болельщиков завершил свою игровую карьеру. Многие очень боялись, что его ждёт судьба предыдущих торпедовских кумиров – Стрельцова и Воронина. Своенравные великие мастера, уйдя из футбола, тонули в отчаянии и алкоголе. Однако Владимир Сахаров после всех своих пропаж, загулов и исчезновений, почти совершенно бросил пить и стал наслаждаться простым человеческим счастьем.

Необыкновенная слава футболиста не заразила его болезненной ностальгией по прошлому. Друзья выдающегося футболиста в один голос говорили, что главной виновницей такого преображения «рыжего» стала минская красавица, дипломат Мария Штрих, дочь легендарного минского судьи Эммануила Штриха и супруга нашего героя.

Владимир Сахаров работал тренером в Анголе, потом — в Управлении футбола Спорткомитета СССР. Позже руководил физкультурно-оздоровительным комплексом ЗИЛа, отделом Российского футбольного союза по материально-техническому обеспечению сборных команд, занимал пост генерального директора ФК «Торпедо-ЗИЛ». Дикий, своенравный, неукротимый футболист и хулиган превратился в спокойного, интеллигентного, приветливого, очень практичного человека. Только совсем уже лёгкий золотой отсвет в поседевшей шевелюре и вдруг вспыхивающие в глазах сумасшедшие искры (и то лишь тогда, когда он приходит на стадион поболеть за «Торпедо») выдают в нём рыжего куйбышевского самородка со 116 километра города Куйбышева…

Владимир Николаевич Сахаров — советский футболист, нападающий, полузащитник. Воспитанник куйбышевского футбола. Мастер спорта СССР. Чемпион СССР (1976, осень), бронзовый призер чемпионата СССР 1977 года, финалист Кубка СССР того же года в составе московского «Торпедо». Младший брат Геннадия Сахарова. За «Крылья Советов» (Куйбышев) в 1967 году сыграл 29 матчей и забил один мяч (28 матчей и 1 мяч в чемпионате СССР, 1 матч – в Кубке СССР). За минское «Динамо» с 1968-го по 1973 год провёл 192 матча и забил 26 мячей. За столичное «Торпедо» выступал с 1975-го по 1981 год, сыграв во всех турнирах 202 матча и забив 33 мяча. Провёл 9 матчей в Кубке УЕФА (4 забитых мяча) и 2 игры в Кубке европейских чемпионов. Играл за Олимпийскую сборную СССР (3 матча и 3 мяча) и за сборную СССР (4 матча). Всего на высшем уровне советского футбола провёл 430 матчей и забил 63 мяча.

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.