Корни и Крылья Геннадия Сарычева

Сельский уроженец. Сибирский самородок. Гусар и стиляга в юности. Джентльмен в молодости. Профессор в зрелости. Неостановимый рассказчик, обнаруживающий самого себя в любой футбольной истории. Почти античный атлет и стройный, тихий седовласый книгочей, сочиняющий по случаю оды и посвящения. В его гостиничном номере репетировал выдающийся актер Николай Засухин. С ним дружили музыканты, артисты и литераторы. Знаковый футболист. Самый центральный защитник команды Виктора Карпова первой половины 1960-ых. Воспитатель и однолюб. Человек, обладающий удивительным физическим и душевным здоровьем. Заслуженный ветеран и тренер «Крыльев», России и Афганистана.

Геннадий Сарычев родился 14 декабря 1938 года. В селе Усть-Чарышская Пристань Усть-Пристанского района Алтайского края. Отец будущего футболиста — Андрей Иванович — родом из села Крутологова, что под Новониколаевском. Его дед Иван Андреевич был знаменит на всю округу тем, что в молодости обгонял на спор скакунов. Из Крутологова и его мать Варвара Георгиевна Кириллова, до замужества певчая в сельском храме. В Гражданскую войну Сарычевы и Кирилловы воевали и в Красной Армии, и в армии Колчака. Отец служил пограничником-красноармейцем, конным милиционером, заготовщиком мяса для голодного Новосибирска. В Новосибирске родились две сестры и старший брат Геннадия. Сам Гена был самым младшим и самым любимым. В 41-ом отец уходит на фронт, получает ранение, берёт с боями Кенигсберг, где сын будет впоследствии работать тренером «Балтики», освобождает Польшу и — о чудо — возвращается живым в Новосибирск. «Мне всегда везло. Мне везло в жизни», — любит благодарно повторять Геннадий Андреевич. Поздно начав заниматься футболом, внук обгонявшего лошадей деда стремительно прошёл юношескую и первую заводскую команды и стал, как бы сейчас сказали, профессиональным футболистом. С 18 лет, с 1957 года, он играет за команду мастеров «Сибсельмаш» (Новосибирск) в классе «Б». Рассудительный, предельно надёжный, «разворотливый», хорошо читающий игру, абсолютно неуступчивый в единоборствах, уверенно снимающий верховые мячи и невероятно выносливый защитник, увиденный однажды в игре, сразу врезался в память наставника «Крыльев», изобретателя «волжской защепки» Александра Абрамова.

В 1958 году после настойчивых телефонных уговоров Александра Кузьмича Абрамова и его личной телеграммы, которая сейчас хранится в музее самарского футбола, Сарычев вместе с товарищем Анатолием Жерибицким отправился в далекий Куйбышев на Волге. Жеребицкий вынужден был уехать домой. А Геннадий неожиданно быстро становится ключевым игроком «Крыльев», в которых доминируют воспитанники местного футбола. Сближается с лидерами команды – сверходарённым Галимзяном Хусаиновым и первым «крыльевским» плеймейкером, умницей и аристократом Альфредом Фёдоровым. Взаимодействует на равных с Николаем Карасевым, Николаем Кольцовым, Владимиром Гришиным, Виктором Киршем, Анатолием Казаковым, Владимиром Бредневым и Вадимом Редкиным. Он незаменимо влился в «Крылья» ещё при Абрамове, а позже, при главном тренере Викторе Карпове, пережил с командой свой наивысший игровой, эмоциональный и человеческий расцвет.

Геннадий дебютировал за основной состав «Крыльев Советов» в чемпионате СССР 21 апреля 1960 года в домашнем матче против ЦСКА. На куйбышевском стадионе «Динамо» в присутствии 20 тысяч зрителей «Крылья» уступили со счётом 0:3, но Сарычев оказался единственным защитником хозяев поля, который сыграл практически без ошибок. И стал с той игры основным центральным защитником команды на долгие, противоречивые, обидные и радостные семь сезонов.

Уже в первом своём сезоне в элите советского футбола Сарычев провёл несколько без всякого преувеличения выдающихся матчей. К примеру, ставшую легендарной встречу с киевским «Динамо» в гостях, когда куйбышевцы разгромили великолепную команду столицы Украины со счётом 3:0. Атлетичный Сарычев полностью выключил из игры Виктора Каневского и Валерия Лобановского, показав удивительную для молодого игрока тактическую грамотность и технику. Благодаря хладнокровной игре Геннадия и его отменному первому пасу «Крылья» разогнали три стремительные контратаки, которые завершили Гришин, Хусаинов и Анатолий Казаков.

Позже жертвами «стальной сибирской хватки» Сарычева станут Юрий Севидов, Олег Копаев и чемпион Европы 1960 года, автор победного «золотого» мяча сборной СССР Виктор Понедельник.

В первом своём куйбышевском сезоне Сарычев отыграл 25 из 30 матчей. «Крылья» в предварительном турнире заняли 7 место из 11-ти, а в финальных играх за 13-18 места оказались шестнадцатыми. Увы, тогда действовала так называемая «республиканская квота», и «Крылья Советов», опередившие донецкий «Шахтёр» и алма-атинский «Кайрат», не по спортивному принципу покинули Высший дивизион (класс А) СССР.

По окончании сезона Сарычеву предлагает квартиру в центре Ленинграда и гарантированное место в команде «Адмиралтеец», сумевший на время закрепиться в элите. Провожать Геннадия на вокзал приходит 34-летний Виктор Иванович Карпов, сменивший на тренерском мостике Абрамова, и большинство футболистов «Крыльев». Карпов вывел Сарычева на перрон и сурово произнёс: «Оставайся. У нас будет отличная команда. Оставайся. Потом не простишь себе». И Сарычев остался в Куйбышеве. Ему опять повезло.

В команде класса «А» ленинградском «Адмиралтейце» Сарычеву выступать было не суждено. Впереди его ждал незабываемо сочный, весёлый и даже счастливый исторический этап в трудной биографии «Крыльев». Фантастической провинциальной «команды лысых». Обладая группой молодых одарённых игроков в группе атаки, в подавляющем большинстве воспитанников любительских клубов Куйбышева и области, «Крылья» решили отказаться от «волжской защепки» в пользу агрессивной наступательной игры. Однако в первых четырёх турах куйбышевская команда, одержав две победы, дважды проиграла. 17 июня 1961 года с «подачи» шутника и заводилы Геннадия Широчкина все футболисты «на фарт» решили побриться наголо, «смыть с себя все неудачи» и поклясться быть единым целым и обязательно вернуться с командой в элиту советского футбола. Постриглись все игроки (за исключением вратаря Александра Соколова, который в тот день был освобожден от тренировки) в парикмахерской в районе Оврага подпольщиков (ныне Постников овраг) в Куйбышеве, недалеко от клубной базы, которая тогда располагалась в Доме отдыха «Ударник».

Вечером 17 июня болельщики, заполнившие стадион «Динамо», сначала не узнали своих футболистов, а «команда лысых» под смех и аплодисменты трибун разгромила липецкое «Торпедо» со счётом 5:0. Отличились Борис Казаков (трижды), Анатолий Казаков и Владимир Гришин (с пенальти). А ослепительно лысый центральный защитник Геннадий Сарычев наглухо зацементировал центр обороны, выиграв практически все единоборства и верховые дуэли. После этого куйбышевские «Крылья Советов» триумфально выиграли зональный и финальный турниры, став чемпионами РСФСР и вернувшись в высший дивизион советского футбола. В том сезоне «Крылья» забили 80 мячей и только 27 пропустили.

По итогам сезона воспитанники куйбышевского футбола вратарь Александр Соколов, защитники Владимир Гришин и Борис Спиркин, полузащитники Владимир .Бреднев, Альфред Федоров, Владимир Соловьев и Вячеслав Садовников, нападающие Геннадий Широчкин и Борис Казаков были удостоены звания «Мастер спорта СССР». Как и ещё три лидера этой команды — 24-летний воспитанник московской ФШМ, вратарь Николай Карасёв, 23-летний уроженец Кировской области, форвард Анатолий Казаков и 22-летний защитник, воспитанник новосибирского футбола Геннадий Сарычев. А выйти на замену уже были готовы Борис Вальков, Борис Кох, Геннадий Сахаров, Анатолий Майоров, Анатолий Кикин, Юрий Капсин, Евгений Гецко.

Не слишком высокий, но прыгучий, резкий, никому не уступающий в стыках, жесткий и безупречно корректный Сарычев попадает в список 33-х лучших игроков России и становится капитаном сборных класса «Б» и РСФСР. На доске почёта возле куйбышевского горкома КПСС на улице Куйбышева вывешиваются портреты кумиров болельщиков, новоиспеченных мастеров спорта СССР — Бориса Казакова, Владимира Соловьева и Геннадия Сарычева.

Стиляга и гусар Сарычев был одновременно трогательно галантен и даже застенчив. Глядя на него, думалось, что он должен быть Дон Жуаном, а он стал верным рыцарем одной Прекрасной Дамы, оказавшись однолюбом. Увидев однажды сошедшую как будто с киноэкрана, где она могла бы быть героиней Феллини, студентку индустриально-технического института Цецилию Лифшиц, дочь героя-фронтовика, гвардии-полковника, чьим именем посмертно была названа улица в латвийском Добеле, он навсегда вручил ей и руку, и сердце, и душу. Они вместе уже 60 лет. У них две дочери и четверо внуков.

Начиная с 1963 года в «Крыльях» начинаются конфликты, возникают группировки, меняются игроки. Но в 1964 году куйбышевская команда едва не становится первым советским клубом, который добился права играть в европейских кубках. Увы, этим клубом стало киевское «Динамо».

После сенсационной победы в полуфинале Кубка СССР над столичным «Динамо» 3:2 (в ворота Льва Яшина дважды забил Анатолий Кикин и однажды Николай Осянин), когда Сарычев и Соколов несколько раз в концовке игры не позволили раздосадованным москвичам уйти от поражения, «Крылья» всерьёз решили выиграть свой первый большой трофей в истории.

На спартаковской базе в Тарасовке, где куйбышевцы готовились к финалу, были идеальные, слишком идеальные условия… Как рассказывали мне в стенах Музея самарского футбола Виктор Карпов и участники того исторического матча Юрий Капсин, Анатолий Кикин, Борис Кох, Александр Соколов и Геннадий Сарычев, посмотреть на подготовку к игре амбициозных провинциалов приезжал заместитель председателя Федерации футбола СССР Владимир Мошкаркин и, между прочим, проговорился: «Жаль, но не получится у вас выиграть Кубок. Куйбышев из-за авиационных и секретных военных производств – город, закрытый для иностранцев. А наша Федерация на будущий год впервые получит право выставить клуб на розыгрыш Кубка обладателей Кубков европейских стран. Так, что сами поймите»… По словам Виктора Ивановича Карпова, никаких распоряжений он не получал. Наоборот, команда, обиженная на слова Мошкаркина, отчаянно настраивалась на, возможно, главный матч в своей жизни. Вместо спокойной, дозированной подготовки футболисты накануне финала тренировались до позднего вечера. Перетренировались. И «перегорели»… 27 сентября 1964 года значительно больше половины зрителей, а их в «Лужниках» собралось тогда 90 тысяч, болели за куйбышевские «Крылышки». Болел за «Крылья» на Центральном стадионе имени Ленина и первый космонавт Юрий Гагарин.

И подопечные Виктора Карпова сразу после стартового свистка Тофика Бахрамова (того самого, что потом будет линейным арбитром в финале чемпионата мира 1966 года) в первые 15 минут, прессингуя и стелясь в подкатах, заставляли ошибаться своих именитых соперников. На 4-ой минуте после навеса Владимира Гришина из убойной позиции бил головой Анатолий Жуков – выручил Виктор Банников. А на 17-ой минуте Владимир Гришин после навеса неловко срезал мяч прямо на ногу Каневскому, и тот с близкого расстояния поразил сетку ворот Александра Соколова. Отвечавший за Каневского Сарычев накрыть форварда киевлян не успел. «Крылья» боролись до конца. Соколов взял несколько «мёртвых» мячей. Сарычев в качестве последнего защитника прервал проходы Каневского, Серебрянникова, Бибы. Но были шансы и у «Крыльев». Могли отличиться Николай Осянин и Анатолий Жуков. Был близок, чтобы искупить вину за результативную ошибку Гришин, но с его мощным ударом метров с 30-ти в невероятном прыжке справился Банников. «Моей вины в голе не было. Но и сваливать все на Гришина нельзя. Было сумасшедшее напряжение, от ошибки никто не застрахован. Персонально за Каневского всё-таки отвечал я, но накрыть его после внезапной срезки Володи Гришина уже никак не мог. Обидно. Больше мы не ошибались. Играли отчаянно, с огромным желанием. Хоть у киевлян и была отличная команда», — признавался мне Геннадий Андреевич.

А потом началась мучительная борьба за выживание, психологическая усталость и отчужденность. После 1965 года «Крылья» теряют серьезные турнирные надежды. И центральный защитник Сарычев, игравший постоянно и без замен, пропускавший игры чрезвычайно редко, только из-за серьезных травм, уезжает в днепропетровский «Днепр» по протекции знаменитого советского тренера Виктора Маслова. После трех отличных сезонов рядом с Пильгуем и Бибой, а затем еще и под руководством Валерия Лобановского, признанный одним из лучших защитников Украины 31-летний атлет и сибиряк Сарычев неожиданно завязывает с футболом и возвращается в Куйбышев.

С конца 1971 года он работает вторым тренеров «Крыльев», а в 1973 году возглавляет на целых пять сезонов рязанский «Спартак».

Выпускник исторического факультета Куйбышевского пединститута заканчивает Высшую школу тренеров и в 1980 году несколько месяцев помогает Альфреду Федорову спасать «Крылья». Увы, куйбышевская команда из-за скандалов, интриг, финансовых разбирательств и нарушений, грубого вмешательства партийных и футбольных функционеров проваливается во Вторую лигу.

После окончания Высшей школы тренеров Сарычев уезжает в Магнитогорск. Но уже вначале 1982 года его всё-таки зовут в «Крылья», в разрушенные до основания «Крылья». Когда он пришёл в клуб, в его распоряжении, как вспоминал Геннадий Андреевич, было всего четыре футболиста основного состава…

Восставшие из пепла «Крылья», благодаря спокойному, объективному и самоотверженному стилю Сарычева, раскрывавшему сильные качества и неординарные способности сложных по характеру футболистов, доверявшему им и умеющему найти оптимальное сочетание на поле, в 1984 году вернулись в Первую лигу. Он верил Анатолию Быткину, Владимиру Королеву, Вячеславу Попову, любимцу болельщиков Александру Бабанову и капитану-голеадору Виктору Развееву. И они его не подвели…

Однако уже в следующем сезоне, когда в предварительном турнире Восточной зоны Первой лиги куйбышевцы шли на 7 месте (из 11), Сарычева беспардонно убирают из команды. Обкомовским и заводским начальникам не нравится, что их — «их высочеств», по словам Сарычева, — не пустили в клубную баню и не стали обслуживать на базе команды. К тому же вежливый Сарычев вдруг упрямо заявил, что не будет подписывать «сомнительные» финансовые документы и участвовать в «откатах». Начались конфликты и внутри тренерского штаба, и внутри команды. В середине 1985 года аккуратный, воспитанный, но самолюбивый Сарычев уходит, а «Крылья» уже без него скатываются на 20-ое место в финальном турнире и, заняв последнее место в переходном турнире, снова проваливаются во Вторую лигу.

В 1987 году Сарычев с подачи Вячеслава Колоскова уезжает вместе с женой в Афганистан — тренировать сборную этой страны. И, несмотря на регулярные обстрелы и жестокую атмосферу бессмысленной войны, два года он, по его словам, неожиданно счастлив… В 1989 году Сарычев выводит в Первую лигу калининградскую «Балтику». Затем возглавляет кемеровский «Кузбасс», но вскоре по зову заболевшего Константина Бескова становится наставником подмосковной «Пресни», а еще чуть позже кисловодского «Асмарала» и петрозаводской «Карелии». Именно у него заиграл на профессиональном уровне бронзовый призер чемпионата Европы 2008 года и нынешний наставник «Зенита» Сергей Семак. Его Сарычев моментально разглядел в группе воспитанников луганского спортинтерната. Пять сезонов под руководством Сарычева находился в семерке лучших команд первой лиги нижнекамский «Нефтехимик». Еще год он консультировал калининградскую «Балтику». А потом, теперь уже навсегда вернувшись в Самару, открывал и развивал таланты в «Юните», поддерживал своего ученика Александра Бабанова, когда тот возглавлял тольяттинскую «Ладу». Был главным тренером Центра подготовки ПФК «Крылья Советов».

В командах Сарычева играли Юрий Севидов и Юрий Гаврилов, Василий Калинов и Юрий Рожков. Среди открытых им игроков такие известные футболисты, как Сергей Колотовкин, Сергей Семак, Александр Точилин, Эдуард Демин, Ансар Аюпов, Виталий Сафронов. И до сих пор он гордится своими местными воспитанниками — самарцем Сергеем Бучиным и тольяттинцем Александром Бабановым, которого с нежной иронией называет местным Марадоной.

Геннадий Андреевич Сарычев — советский футболист, центральный защитник, тренер. Мастер спорта СССР (1961). Чемпион РСФСР (1961). Финалист розыгрыша Кубка СССР (1964). Заслуженный тренер РСФСР (1984). Заслуженный тренер Афганистана (1988). Заслуженный ветеран ПФК «Крылья Советов». С 1960-го по 1966 год сыграл за куйбышевские «Крылья Советов» 165 матчей (155 — в чемпионатах СССР и 10 – в Кубке СССР). В 1967-1969 годы – центральный защитник днепропетровского «Днепра», за который провёл 102 матча. С 1981-го по 1985 год – главный тренер «Крыльев Советов», в 1984 году вывел куйбышевскую команду в Первую лигу СССР. В 1987-1988 годах – главный тренер сборной Афганистана. В дальнейшем тренировал «Балтику» (Калининград), «Кузбасс» (Кемерово), «Асмарал» (Кисловодск), «Карелию» (Петрозаводск), «Нефтехимик» (Нижнекамск), «Ладу» (Тольятти). Тренировал и консультировал детско-юношеские команды ШОР (Самара) и ДФК «Юнит», работал главным тренером Центра подготовки футболистов «Крыльев Советов». Удостоен персональной стипендии Российского Футбольного Союза «в знак выдающихся заслуг перед отечественным футболом».

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.