Самый первый бомбардир, или Дело Сергея Румянцева

Первый лучший бомбардир куйбышевских «Крыльев». Благодаря его удивительным голам в 1945 году «Крылья» ворвались в элиту советского футбола.

Автор первого гола сборной авиационной промышленности Куйбышева 3 мая 1942 года. «Команды капитана Карелина», как тогда по ошибке назывались «Крылья Советов», потому что первым капитаном был Николай Михеев. А он в этой команде был лидером и голеадором.

Он мог бы стать героем исторической драмы и захватывающей киноленты. Было в нём что-то от Павла Корчагина, от образа «коммуниста» Евгения Урбанского, от играющих в футбол в трагические дни Гражданской войны героев «Зленого фургона» Александра Казачинского и наивно фантастических футбольных персонажей Льва Кассиля.

Комсомольский вожак, организатор военного и авиационного производства в «безымянских степях города Куйбышева», обаятельно харизматичный кавалер и «душа компании», невероятно одарённый природой футболист, жестокий и решительный мотиватор, сталинист-романтик, правдоруб, болезненно переживающий преступления и репрессии. Страстно любивший футбол, игравший в него нередко без всякой подготовки, почти без тренировок – на кураже, на силе воли и духа, на весёлой неудержимой наглости и твёрдости характера.

Сергей Румянцев родился в городе Ливны Орловской губернии Российской Империи 105 лет назад – 28 августа 1916 года. Его дед участник страшных и героических событий Первой мировой войны, солдат прославленного Ливенского полка, который сумел отстоять крепость Осовец от наступления войск кайзеровской Германии. Немецкая армия, пытаясь сломить сопротивление русского полка, применила газобалонный хлор. Больше половины обороняющихся в жутких конвульсиях, выхаркивая лёгкие и теряя зрение, скончались от ядовитых химических газов. Когда немцы уже собирались войти в крепость, внезапно началась знаменитая «атака мертвецов». Полуживые солдаты и офицеры Ливенского полка с лицами, замотанными бинтами и тряпками, пошли в контрнаступление и заставили кайзеровцев отступить. Дед Сергея Румянцева тогда чудом остался жить, умерев от последствий химического отравления в начале Гражданской войны.

После Октябрьской революции семья Румянцевых переехала в Воронеж. В 1934 году Сергей становится центральным нападающим команды Авиационного завода №18 и сборной города. С 1939-го по июнь 1941 года – он лучший бомбардир профсоюзной команды «Крылья Советов» (Воронеж). Вместе с воронежскими «Крыльями» становится чемпионом города и победителем первенства Центрального совета Всесоюзного общества профсоюзов авиационной промышленности.

В сентябре 1941 года вместе с Авиационным заводом №18 секретарь заводского комитета ВЛКСМ и одна из звёзд воронежского футбола эвакуируется в Куйбышев. Несмотря на изматывающую работу, он возрождает на заводе футбольную команду, а позже становится центрфорвардом сборной Куйбышева и «команды капитана Виктора Новикова».

В конце апреля 1942 года в «запасной столице», где уже размещены иностранные посольства, союзное правительство, структуры Верховного Совета СССР, столичные деятели культуры, ведущий филиал Совинформбюро и более 20 заводов, входящих в наркомат авиационной промышленности СССР (из Москвы, Воронежа, Смоленска, Киева, Донецка, Днепропетровска, Харькова, Белоруссии и Прибалтики), создаётся футбольная команда мастеров «Крылья Советов».

12 апреля 1942 года на письме исполняющей обязанности председателя ЦК профсоюза работников авиационной промышленности Г.И. Лисицыной от 29 марта 1942 года на имя народного комиссара авиационной промышленности А. И. Шахурина появилась резолюция заместителя наркома П.В.Дементьева: «Было бы неплохо организовать сильную футбольную команду в Куйбышеве и Молотове, а вызывать в Москву лучшую нецелесообразно». Сформировать «сильную футбольную команду» в Куйбышеве из эвакуированных сюда, прежде всего, из Москвы и Воронежа футболистов, а также местных воспитанников предстояло председателю областного общества «Крылья Советов» Николаю Могучих и тренеру Александру Абрамову. Обращение Лисицыной в Государственном архиве Российской Федерации отыскал самарский футбольный историк Владимир Внуков. В этом письме профсоюзная начальница просила поскорее отправить в Москву 27 футболистов, ранее эвакуированных в Куйбышев и Молотов. В недавнем времени тренер московских «Крыльев Советов», а теперь производственный диспетчер Государственного завода №24 имени М.В. Фрунзе Александр Абрамов после 12-часовой заводской смены просмотрел в Куйбышеве несколько десятков футболистов – рабочих и сотрудников эвакуированных авиационных предприятий. Среди них были и опытные, известные, титулованные футболисты, успевшие до войны поиграть в элите советского футбола. Такие, как Николай Михеев (первый капитан «Крыльев») и Виктор Новиков (будущий капитан и играющий тренер нашей команды).

Целенаправленная подготовка к первому выставочному матчу сборной авиационной промышленности Куйбышева велась «в режиме особой секретности». На Безымянке настоящего футбольного поля не было, и заводчанам, получавшим небольшой «футбольный паёк», приходилось добираться до стадионов «Буревестник» (первоначально «Спартак», затем «Крылья Советов») и «Локомотив» на поездах и попутных грузовиках. 3 мая 1942 года «авиаторы» провели свой первый матч с куйбышевским «Локомотивом» на одноимённом стадионе. Этому матчу предшествовал оборонно-физкультурный праздник, который открыл один из старейших футболистов города, многолетний вратарь и капитан сборной Самары, директор Куйбышевского инженерно-строительного института Виктор Крузе. «Команда капитана Карелина», как тогда были названы «Крылья Советов» (в действительности первым капитаном «Крыльев» был Николай Михеев, а Карелин к тому времени уже вернулся в Москву) уступила «Локомотиву» («команде товарища Константина Иванова») со счётом 3:5. Из-за режима повышенной военной секретности настоящие названия команд не разглашались. Правда, есть неофициальные свидетельства, что «оборонно-физкультурный праздник» посетил и страстный футбольный болельщик, посол Великобритании в СССР Ричард Стаффорд Криппс.

Перед первым – после страшного, трагического и кровопролитного начала Великой Отечественной войны – весенним спортивным праздником над стадионом «Локомотив» прозвучал голос Юрия Левитана, зачитавшего последние сводки Совинформбюро. После короткой, но «зажигательной», как сообщила «Волжская коммуна», речи Виктора Крузе выступили отправляющиеся на фронт офицеры Красной Армии. В честь открытия 32-го футбольного сезона в Куйбышеве по беговым дорожкам прошёл парад физкультурников, советско-венгерский гроссмейстер Андор Лилиенталь, чемпион Куйбышева Вульфсон, мастер Верете и чемпион города по шашкам Духинов дали сеансы одновременной игры в шахматы и шашки, а на футбольном поле выступили гимнасты. Затем на стадионе провели легкоатлетические соревнования и военизированную игру «Оборона и наступление». После чего под рёв голодных трибун на поле выбежали «команды Карелина и Иванова».

Точные составы команд не оглашались. «Крыльям Советов», костяк которых составили эвакуированные мастера, работавшие на заводе №1 имени Сталина, Авиационном заводе №18 имени Ворошилова и заводе №24 имени Фрунзе, противостояла одна из сильнейших команд города. Капитаном железнодорожников был секретарь областного комитета ВЛКСМ, форвард и один из лучших бомбардиров довоенного Куйбышева Константин Иванов. Играли за «Локомотив» («команду Иванова») и Виктор Мурзин, который позже станет ключевым защитником «Крыльев». И полузащитник Юрий Чайко, после войны выступавший за столичное «Торпедо». И 18-летний Владимир Савдунин, будущий фронтовик-разведчик, прославленный защитник московского «Динамо», заслуженный мастер спорта СССР, четырёхкратный чемпион СССР и обладатель Кубка СССР по футболу в составе московского «Динамо».

Железнодорожники сразу после стартового свистка обрушили шквал атак на ворота несыгранной «команды Карелина» и ушли на перерыв, ведя 4:0! После перерыва запахло настоящим разгромом — «ивановцы» повели 5:0. Три мяча забил сам Константин Иванов и дубль сделал Владимир Савдунин. Однако опытные футболисты авиационных заводов, среди которых выделялся Сергей Румянцев, сумели после пламенной речи комсорга в перерыве перестроиться и во втором тайме переломили ход матча, отквитав три мяча. Точных задокументированных данных нет, но свидетели той игры вспоминали, что ответным хет-триком отметился именно Румянцев. Однако сил и времени отыграться будущей главной команде Куйбышева-Самары не хватило. К концу встречи, писал корреспондент «Волжской коммуны» В.Ярошев, «создаются все предпосылки к тому, чтобы сквитать счет, но обе команды не выдерживают начального темпа. Сказывается отсутствие достаточной тренировки. Последние минуты проходят в безрезультатной перестрелке дальними ударами». В матче открытия в Куйбышеве 32-го футбольного сезона со счётом 5:3 победила команда Константина Иванова. Выдающийся самарский-куйбышевский футболист, железнодорожник Константин Иванов тоже был героем своего времени. В 1941-1942 годах Иванов – секретарь обкома ВЛКСМ. По инициативе Константина Сергей Румянцев становится секретарем Кировского райкома ВЛКСМ. Оба рвутся на фронт. Иванов вскоре добивается своего и героически погибает в кровавом месиве Сталинградской битвы. А Румянцева вызывают в ЦК ВЛКСМ и НКВД, где запрещают покидать Куйбышев. С 1943-го по 1946 год Сергей занимает пост секретаря горкома ВЛКСМ, ответственного «за ударную работу молодежи и подростков на особо важных военных производствах».

В свободное от лихорадки тыловых буден и ночных совещаний время Сергей Румянцев играет в футбол. Он вожак и на поле, забивая почти во всех матчах. Продавливая защитников, нанося мощные удары не только с обеих ног, но и головой.

3 июня 1945 года Румянцев вместе с куйбышевскими «Крыльями Советов» дебютирует в чемпионате СССР Второй группы (тогдашней Первой лиги). Стадион «Локомотив» переполнен – заняты не только все скамейки на трибунах и даже не только забиты все проходы. Десятки людей висят на осветительных мачтах и сидят на козырьках трибун.

Как вспоминал Сергей Румянцев, «с первых минут мы пошли в решительную атаку на ворота горьковского «Торпедо». Но ни мне, ни Синякову, ни Пукало, даже с близкого расстояния не удалось забить гол. А вскоре горьковчане заиграли быстрее, перехватили инициативу. В один из моментов наш защитник Мурзин допустил оплошность, и нападающий гостей тут же ударил по воротам. Вратарь Головкин не ожидал удара, бросился, но было уже поздно — мяч влетел в ворота. После перерыва мы снова захватили инициативу, но все время начеку был вратарь горьковчан. За двадцать минут до конца мяч от защитника «Торпедо» уходит на угловой. Соломатин, заменивший во втором тайме Дьякова, точно подает, и подоспевший Петя Бурмистров головой вколачивает мяч под перекладину. Кажется, мяч сначала зацепил штангу. 1:1 — закончился этот матч. Хотя до конца мы атаковали, зажали горьковчан. У них двух игроков удалили. Я мог забить, Синяков едва не забил. Но тогда не получилось. А потом мы начали выигрывать всех подряд. Разгромили спартаковцев Ленинграда, победили «Балтфлот». Куйбышевские болельщики были счастливы, они нас на руках носили. Мы продолжили свои победы в Новосибирске, Челябинске, Свердловске, Перми… 1945 год. Только-только страна победила фашистов. Нам не хватало продуктов питания, в столовых нас тоже тогда не кормили. Ездили со своими «кусками», с тем, что собирали нам родные и друзья. Мы стали первыми. Мы вышли в Первую группу лучших советских команд!».

Вспомним первый состав первых «Крыльев» в чемпионате СССР: Александр Головкин, Виктор Мурзин, Иван Рожков, Петр Бурмистров, Борис Герасимов, Виктор Новиков (капитан и играющий тренер), Дмитрий Синяков, Иван Пукало, Сергей Румянцев, Иван Дьяков (Павел Соломатин), Константин Ратников.

Румянцев, из-за комсомольской работы вынужденный пропускать тренировки, часто прилетал на выездные матчи на военном самолёте и также сразу после игры возвращался в Куйбышеве. Из-за экстренных вызовов Сергей пропустил и пять матчей. Однако именно он забил важнейшие мячи «Крыльев» и стал лучшим бомбардиром команды. Румянцев в 12 матчах 13 раз поражал ворота соперников. Первую победу в чемпионате и первую крупную – над ленинградский «Спартаком» (3:0) – принёс дубль Румянцева. Он забивал ДКА (Новосибирск), челябинскому «Трактору», московским «Крыльям Советов» и ВВС. Дважды сделал хет-трик – в ворота свердловского «Зенита» и одесского «Пищевика». Куйбышевские «Крылья Советов» за тур до конца первенства обеспечили себе первое место, обойдя очень сильные столичные клубы МВО и ВВС.

«Год победы, год торжества. Год нового расцвета футбола, спорта. Прошли почти четыре тяжелых военных года невзгод, горестей со счастливым, победным концом. Работаю секретарем горкома ВЛКСМ уже второй год, очень тяжело работу совмещать с игрой в футбол», — писал Румянцев в своём дневнике.

В следующем чемпионате, уже в Первой группе (Высшей лиге СССР того времени) Сергей Румянцев отыграл только десять матчей. После тяжелого старта он убеждал партнёров, что они не имеют права сдаваться – они настоящие мастера и никому не должны уступать. Он сделал несколько голевых передач, но сам в элите советского футбола отличиться не смог. Силы духа и характера было сколько угодно, но физических сил почти не тренировавшемуся центрфорварду явно не хватало. Карьеру футболиста он завершил в куйбышевском «Тракторе», где успел забить ещё несколько эффектных голов в первой зоне РСФСР.

После футбола и комсомола Сергей Георгиевич Румянцев почти семь лет отработал председателем Куйбышевского городского комитета по делам физкультуры и спорта. А в 1956 году вернулся в родные «Крылья». Под руководством в прошлом замечательного футболиста ЦДСА, ВВС и московского «Торпедо» Вячеслава Соловьёва куйбышевская команда в 1955-ом вылетела из класса А. И вновь потребовался темперамент Румянцева. Он, как герой Сергея Шакурова в фильме «Свой среди чужих, чужой среди своих», пробуждал «боевой» дух куйбышевских футболистов. «Крылья Советов» снова за один сезон поднимаются в элиту.

В 1958 и 1959 годах Румянцев помогает в третий раз возглавившему «Крылья Советов» Александру Абрамову. А Вячеслав Соловьев, кстати, вдохновленный Румянцевым, в 1961 году приведёт к первому чемпионству киевское «Динамо».

В 1960 году Румянцев опять возвращается – на этот раз на родной куйбышевский Авиационный (бывший воронежский) завод. Он работает начальником планово-диспетчерского бюро сборочного производства, заместителем парткома завода, председателем заводского комитета профсоюза.

Сергея Румянцева не стало в 1982 году. Ему было всего 66 лет.

Сергей Георгиевич Румянцев — советский футболист, центральный нападающий. Лучший бомбардир куйбышевских «Крыльев Советов» в первом для команды чемпионате СССР (группа II, 1945). Комсомольский и профсоюзный работник. Начальник команды «Крылья Советов» (1956-1959). В первом для «Крыльев» чемпионате СССР забил 13 мячей в 12 матчах. Вёл дневник, в котором отражены подробности становления «Крыльев» и атмосфера в Куйбышеве в годы Великой Отечественной войны. С 1942-го по 1946 год сыграл за «Крылья Советов» около ста матчей и забил больше 80 мячей. В чемпионатах СССР провёл 22 игры и 13 раз поразил ворота соперников. Награждён двумя орденами Трудового Красного Знамени.

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

  • 2 Responses to the post:

  • Александр Гудков
    at 23:52

    Сергей, а дату смерти и место упокоения Сергея Георгиевича можно найти? Его дочь жила в Самаре, как мне Внуков рассказывал…

    • Сергей Лейбград
      at 21:38

      Сергей Георгиевич Румянцев умер в июне-июле 1982 года (точная дата мне неизвестна). Он был похоронен на Самарском городском кладбище (между Партизанской улицей и улицей Дзержинского). Его дочь я видел один раз на «Металлурге» очень давно в 1992 году (ей тогда было около 50 лет).

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.