Весь этот джаз Галимзяна Хусаинова

Сборная России, показав пресную, скучную «игру от соперника», уступила в решающем матче группового этапа 1:4 датчанам. Так обидно и, признаемся, бездарно завершился для нас нынешний чемпионат Европы. Это был уже третий подряд бесславный финал Евро, когда российская команда не смогла выйти из группы…

В составе этой сборной вновь не было представителей «Крыльев Советов». Но один воспитанник самарского футбола всё же был – 19-летний Максим Мухин. Уроженец Тольятти, перед тем, как оказаться в столичном «Локомотиве» (с этого сезона он будет выступать за ЦСКА), успел пройти Академию имени Юрия Коноплева и молодежную команду «Крыльев». Максим трижды выходил на замену и, увы, безрадостную картину игры подопечных Черчесова, своим присутствием не осветил.

А первым воспитанником куйбышевского футбола на турнире самого высокого уровня стал ведущий защитник сборной СССР Константин Крижевский. Уроженец подмосковного Одинцова в 15-летнем возрасте вместе с семьёй эвакуировался в Куйбышев и уже через пять лет, пройдя дубль, стал при Александре Абрамове игроком основного состава «Крыльев Советов». В 1948 году талантливого футболиста «забирает» себе московское «Динамо», где он будет четырехкратным чемпионом страны и обладателем Кубка СССР. «Король воздуха», как называли сверхпрыгучего защитника, заслуженный мастер спорта СССР Крижевский примет участие в Олимпийских играх 1952 года и дойдёт со сборной СССР до четвертьфинала чемпионата мира 1958 года в Швеции. Тогда такой результат, в отличие от эйфории на чемпионате мира в нашей стране три года назад, был воспринят как «оглушительная неудача».

Ещё один самарец, уроженец куйбышевской Безымянки, Александр Анюков защищал честь сборной страны сразу на трёх Евро – в 2004, 2008 и 2012 году. В 2008-ом году Александр получит бронзовые награды континентального первенства.

Но самым ярким, эффектным и эффективным футболистом, который сформировался в детском куйбышевском футболе и «Крыльях», конечно же, был и надолго ещё останется Галимзян Хусаинов. Один из трёх советских футболистов (вместе с Виктором Понедельником и Славой Метревели), забивавших в финалах чемпионата Европы.

17 июня 1964 года в Барселоне на стадионе «Камп Ноу» сборная СССР в полуфинале разгромила сборную Дании со счётом 3:0. Хусаинов в том матче ассистировал Валерию Воронину, Виктору Понедельнику и Валентину Иванову. Финальный матч на переполненном «Сантьяго Бернабеу» в Мадриде начался с массированных, истошных атак сборной Испании, и уже на 7-ой минуте встречи Переда после ошибки наших защитников метров с восьми поразил ворота Льва Яшина. Сборная СССР, успокоившись, завладела мячом и игровым преимуществом и впервой же атаке после изящного заброса Валерия Иванова и реактивного рывка Гализмяна Хусаинова сравняла счёт. Хусаинов слаломно оббежал последнего защитника испанцев, влетел в штрафную площадь и, уже падая, как шпагой, проткнул мяч в дальний угол ворот Хосе Анхеля Ирибара. Равная, отчаянная, обоюдоострая игра завершилась победой Испании со счётом 2:1. На 84-ой минуте Виктор Шустиков не смог выбить мяч с линии вратарской, и Марселино в падении головой принёс золото Евро своей сборной.

Представляете, как бы сейчас встречали нашу сборную после выхода в финал континентального первенства?! В 2008 году игроков команды Хиддинка, проигравшей в полуфинале сборной Испании с крупным счётом 0:3, встречали на Родине как национальных героев. А в 1964 году сборная СССР подверглась резкой критике и неудовлетворительной оценке партийного руководства. В 1966 году Галимзян Хусаинов в составе сборной страны дойдёт до полуфинала чемпионата мира 1966 года в Англии. В полуфинале советская команда в упорнейшей борьбе уступила сборной ФРГ 1:2, а в матче за 3 место проиграла грубым и беспощадным тогда португальцам также 1:2. Для нашей сборной выход в полуфинал Мундиаля так и остался высшим достижением в истории. Но все, включая тренерский штаб и игроков, посчитали такое выступление неутешительным…

Лидер одного из самых первых джазовых оркестров Джордж Моррисон утверждал, что впервые слово «джаз» прозвучало в Колорадо в сентябре 1911 года. Почти день в день с первым официальным футбольным матчем в Самаре. Вот уже сто десять лет мир наслаждается этой великой музыкальной стихией – стихией свободы, бедности, гордости, религиозного экстаза и человеческой любви по имени джаз. Вот уже сто десять лет в Самаре официально играют в футбол. Так уж вышло, что для самого знаменитого самарского-куйбышевского футболиста две эти культурные стихии – джаз и футбол – стали смыслом и счастьем жизни. Поднявшийся первым в космос Юрий Гагарин сразу после приземления оказался в Куйбышеве. А наш герой, покинув грешные самарские пределы, в 1961 году ворвался в бесконечность космоса футбольного. Маленький герой великой игры. Да, физический рост нашего героя, которому в любви к джазу и футболу, наверное, не было равных, составлял всего 164 сантиметра. Но какую бездну эмоций и переживаний испытал он сам и заставил испытать нас?! Нас — счастливых свидетелей его огромного дара. Его невероятной воли. Его неповторимого джаза!

Галимзян Салихович Хусаинов родился 27 июля 1937 года в селе Новое Иглайкино Октябрьского района Татарской АССР. До 1918 года – эта деревня входила в состав Самарской губернии. Вскоре после рождения Галимзяна его отец, сотрудник наркомата внутренних дел, был переведён по службе в город Куйбышев. В коммунальной квартире на улице Ленинградской родились три его младших брата. Галимзян, прозванный мальчишками Гилей, быстро стал лучшим дворовым футболистом старой Самары. В детскую команду «Динамо» он пришёл уже маленькой звездой и стал самой большой надеждой своего первого тренера – Михаила Андреевича Сенина.

В 1953 году умирает отец – Саллих Фаттахович Хусаинов. Неграмотная мать-домохозяйка и четыре брата остаются без всяких средств к существованию. Главой семьи становится старший брат Галимзян. Он учится и работает. И самозабвенно занимается футболом. И не только футболом. Смешной и скромный Гиля – для самарского спорта фигура ренессансная. Молчаливый и сдержанный, казавшийся недалёким людям этаким простаком, он очень много читал, отлично играл в шахматы, глубоко и тонко не только чувствовал, но и знал и понимал музыку. Вместе со своим другом Володей Бредневым Гиля стал чемпионом города по футболу среди детей, а потом чемпионом СССР среди юниоров по хоккею с мячом. Рекорд Куйбышева по плаванию на 25 метров, установленный юношей Хусаиновым, продержался почти сорок лет.

В 1957 году Галимзян окончил куйбышевский гидротехнический техникум. К этому времени он уже три года был капитаном, бесспорным лидером и лучшим бомбардиром куйбышевского «Динамо». Благодаря стадиону «Динамо» он обрёл своего ангела-хранителя, свою Любовь, свою Любу. Обрёл свою невероятную судьбу. Счастливую и трагическую. Его будущая жена, за которой он ухаживал с 17 лет, жила напротив стадиона и считалась первой городской красавицей. Здесь, на «Динамо», играли «Крылья». И в них должен был играть крылатый маленький юноша, куйбышевский футбольный Ариэль. У главного тренера «Крылышек» Александра Абрамова тоже не было на этот счет никаких сомнений.

Галимзян Хусаинов первый свой матч за «Крылья Советов» сыграл 15 июля 1957 года в Москве против столичного «Торпедо». Поединок с фаворитом завершился со счетом 1:1. Своей настырной игрой, бесстрашной обводкой, постоянным переигрыванием в скорости знаменитых оппонентов никому не известный игрок, которому партнеры истошно кричали «Гиля», удивил и специалистов, и зрителей. А когда он неуловимым финтом обыграл одновременно и Шустикова, и Маношина ему начали аплодировать болельщики «Торпедо». Хотя в этой игре он не должен был участвовать. У основного игрока «Крыльев» началась диарея. И Абрамов срочно вызвал с трибуны Гилю. «Бери бутсы у засранца, и быстрее на поле!», — прокричал рассвирепевший тренер. Заметим, что бутсы 41 размера Гиле, имевшему 38-ой, были великоваты. Но настоящий гений даже анекдот способен превратить в свой триумф. После этой игры Александр Кузьмич Абрамов никогда не повышал голос на Галимзяна Хусаинова. Сразу после матча, он заметил: «У Бубукина в сборной появился конкурент»…

В куйбышевских «Крыльях» Хусаинов выступал с 1957 по 1960 год, проведя 64 матча и забив 13 мячей. Молодой футболист сразу стал любимцем публики. Моторный, мобильный, «ртутный» левый форвард восхищал болельщиков своей заряженностью на игру, органическим чувством ритма, оригинальным дриблингом, своеобразной техникой, внезапными и точными ударами, выверенными пасами и футбольной хитростью. Невысокого роста, щуплый, с лукавым прищуром взрывной игрок, чьи рывки были похоже на то, что делает сегодня на поле француз Мбаппе, мог дать на поле фору любому атлету и переиграть на «втором этаже» любого гиганта. «Гиля», как вся Самара называла Хусаинова, быстро стал символом куйбышевского футбола, нашим «маленьким крылатым танком» и капитаном «Крыльев».

И первый вызов в сборную СССР от Гавриила Качалина в 1960 году Галимзян Хусаинов получил, как игрок куйбышевских «Крыльев Советов». «Крылья» играли неровно, и только Гиля прямо на глазах превращался в футбольного Гулливера. В 1958 году он сотворил комического персонажа из великого Игоря Нетто, забив третий мяч в ворота Спартака. А в 1960-м в Киеве привёл «Крылья» к гостевой победе над лучшей командой страны со счетом 3:0, став автором второго гола и главной проблемой для всей киевской обороны. Так Гиля превратился в самую желанную добычу для столичных клубов.

23 декабря 1960 года Галимзян и Люба поженились. В тот день сразу три игрока «Крыльев» стали женатыми. Застрельщиком свадебного хет-трика был Владимир Бреднев. В апреле 1961 года Галимзян дебютирует в московском «Спартаке». Его лично уговаривал и убеждал стать спартаковцем Николай Петрович Старостин. По итогам первого сезона в прославленном столичном клубе Гиля признается лучшим левым нападающим СССР. В 1962 году он становится основным игроком сборной СССР и чемпионом страны. Галимзян Хусаинов задолго до Йохана Круиффа показывает, что такое тотальный футбол, успевая помогать защитникам, конструировать атаки и забивать голы. «Маленький сгусток энергии, техники и воли» заставляет аплодировать себе лучшие стадионы мира. Старостин называет его «малым, но очень дорогим золотником». Он счастлив — любимая игра, любимые пластинки, которые он привозит из всех турне знаменитым друзьям – саксофонисту Алексею Козлову и артисту театра на Таганке Владимиру Высоцкому. Любимая женщина, любимая дочь. Судьба широко и ласково раскрыла для него свои объятия и… едва не задушила. 13 ноября 1963 года за несколько секунд добрый, терпеливый, упрямый и невероятно стойкий Галимзян стал седым… Из окна квартиры на пятом этаже нового дома на улице Кравченко, оставшись на несколько минут одна, выпала и насмерть разбилась его единственная дочь Марина… Ей было полтора года… Люба несколько дней подряд теряла сознание и плакала… Галимзян молчал. Седел и чернел. Больше в этот дом они никогда не войдут. И детей у них больше никогда не будет…

Через неделю после трагедии Николай Старостин увёл молчаливого, ни на что не реагирующего Хусаинова на тренировку со словами: «Если ты не будешь играть в футбол, ты умрёшь». 22 ноября 1963 года в Баку Хусаинов выходит на поле в матче против местного «Нефтяника» (будущего «Нефтчи») и, не улыбаясь и не разговаривая с одноклубниками, с первой до последней минуты «рвёт» левый фланг атаки. Это был последний матч чемпионата СССР. Долгое время бакинская команда вела в счёте 1:0. Победа могла вывести хозяев поля на третье место в чемпионате. На 59-ой минуте Хусаинов убегает от двух футболистов соперника, смещается в центр и отдаёт выверенную передачу на Севидова, который, эффектно, убрав защитника, «расстреливает» ворота голкипера бакинцев Косенкова. «Спартак» завершает сезон с серебряными медалями…

В новой квартире Галимзяна ждёт Люба и ласковый пудель по кличке «Джазик». С этим псом он, насколько это возможно, старался не расставаться и даже брал его на тренировочные сборы в Тарасовку…

Футбол спас Гилю. Его спасли футбол, Люба и джаз. В «Спартаке» Галимзян Хусаинов играл с 1961-го по 1973 год, где стал безусловным лидером и капитаном. Всего в чемпионатах СССР он сыграл 410 матчей и забил 115 мячей. В 1969 году на пике своей славы и любви болельщиков Хусаинов снимается в знаменитом тогда, но очень грустном художественном фильме «Моя улица». Артист Хусаинов играет футболиста Гилю…

Перед финалом Кубка СССР 1972 года с московским «Торпедо» на тренировке Хусаинов сломал переносицу. Уже во время матча, на который он вышел с высокой температурой, получил тяжелейшую двойную травму – перелом ключицы и разрыв связки. И доиграл до финального свистка. «Когда надо, наши танки летают!», — сказал Галимзян Николаю Старостину. Финальная игра завершилась нулевой ничьей. Переигрывали финал уже без Хусаинова. Кубок после ничьи 1:1 и серии пенальти достался «Торпедо»…

Без футбола он жить не мог. Ему казалось, что не мог. И он вернулся. Правда, еще всего на один год.

Галимзян Хусаинов – выдающийся советский футболист, левый нападающий, атакующий полузащитник, воспитанник куйбышевского футбола. Заслуженный мастер спорта СССР. Двукратный чемпион СССР (1962, 1969) и трёхкратный обладатель Кубка СССР (1963, 1965, 1971) в составе московского «Спартака». Финалист чемпионата Европы по футболу (1964). Полуфиналист чемпионата мира по футболу (1966). В еврокубках сыграл 13 матчей и забил 5 мячей. 8 раз входил в список «33 лучших футболистов страны». Забил 145 мячей в зачёт «Клуб бомбардиров имени Григория Федотова». В сборной СССР выступал с 1960-го по 1966 год и в 1969 году. Сыграл за главную команду страны 33 матча и забил 4 мяча. Автор знаменитого гола в финале с Испанией.

После завершения карьеры игрока тренировал команды «Спартак» (Нальчик), «Спартак» (Москва), «Пахтакор», юношей школы «Спартак» (Быково), ДЮСШ «Спартак» (Москва) и юношескую сборную СССР. Он хотел стать тренером.

Он закончил тренерское отделение института физической культуры. Но он не был диктатором и учителем. Быть безжалостным он мог только к самому себе. В 1994 году судьба вновь испытывает его на святость. Невыносимо. Мучительно невыносимо. Инсульты, инфаркты, рак, атрофия головного мозга. Ему помогали футболисты и ветераны «Спартака» и «Крыльев». Но спасла его Любовь, его спасла Люба.

Без футбола рысак и боец Гиля превращался в седого ангела. Ангела с сигаретой. Люба не позволила ему спиться и потерять интерес к жизни. Даже после инсульта, когда великий футболист, джазмен и «чемпион мира по шахматам среди футболистов», обладавший в молодости феноменальной памятью, стал забывать то, что случилось с ним всего минуту назад. Он ясно помнил всё, что было пять, десять, двадцать лет назад и не узнавал человека, с которым разговаривал только что…

Галимзян Хусаинов всегда вспоминал Самару. Свою куйбышевскую жизнь и команду. Он был вместе с самарскими болельщиками на горьком финале Кубка России в 2004 году. Он шёл с флагом «Крыльев» на «Металлурге» в 2007-ом, когда в год 65-летия наша команда вновь падала в пропасть. Дважды Галимзян Салихович был главным героем программы «Южная трибуна» на канале «РИО». Второй раз вместе с Андреем Тихоновым. Успел дважды побывать вместе с женой Любой и в Музее самарского футбола.

5 февраля 2010 года на 73 году жизни его больное сердце остановилось. Друзья и болельщики, тысячи людей прощались с ним в Москве. В Сокольниках и на Даниловом кладбище.

Через пять дней на площади Куйбышева в Самаре митинг спасения «Крыльев Советов», собравший свыше пяти тысяч болельщиков, начался с церемонии прощания с самым выдающимся воспитанником самарского футбола. 18 июня 2014 года, в день первого матча сборной России на чемпионате мира по футболу в Бразилии, в Самаре по инициативе общественного Музея самарского футбола была установлена мемориальная доска на доме на улице Ленинградской, 73, где двадцать лет жил Галимзян Хусаинов.

В 2018 году перед чемпионатом мира по футболу в нашей стране Российский футбольный союз собирался установить памятники выдающимся отечественным футболистам около новых мундиальных стадионов. Около «Самара Арены» должен был появиться, но так до сих пор и не появился, памятник Галимзяну Хусаинову…

Прощай, эпоха бедности и чести.

Он был родным для каждого из нас.

Марш похоронный нынче не уместен,

пускай оркестр играет только джаз!

Задушенный, закрытый и безродный,

затиснутый в казённый протокол

Послевоенный Куйбышев голодный

бежал за кислородом на футбол.

Когда с трибун неслось смешное «Гиля!»,

он не боялся больше ничего.

И острые лопатки, словно крылья,

топорщились под майкой у него.

Ревел народ, не жалко перепонок.

Он жил игрой и мерился игрой.

И этот негламурный татарчонок

был бог и царь, и ангел, и герой.

Лёд затрещал, когда скончался Сталин,

Высоцкий спел, что всё у нас не так.

Пускай «Спартак» своим тебя считает,

в стране рабов играл ты за «Спартак»

и был свободен, и дарил свободу.

Мы не рабы, рабы теперь не мы.

Послевоенный Куйбышев голодный

оттаивал от страха и зимы.

Ах, Гиля, Гиля, вечно будет сниться

нам твой полёт, футбол твоей поры.

Ты стал похож на раненую птицу,

внезапно оказавшись вне игры.

Ты сжался весь, ты стал, как будто меньше.

Но в этой мгле, где кружится зола,

тебя любила лучшая из женщин

и как зеницу ока берегла.

Растерянный, застенчивый, субтильный.

Но всё равно — карая и любя —

Под пиджаком твоим горели крылья,

и музыка вступалась за тебя!

Сергей Лейбград, поэт, журналист, научный руководитель и главный хранитель общественного Музея самарского футбола

  • One Response to the post:

  • Добавить комментарий для Михаил Отменить ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *